10 рейдовых боссов, которых не хочется убивать (World of Warcraft)

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
(Нет оценок)

На это раз я расскажу вам о десятке рейдовых боссов, которых в силу определенных причин не хочется убивать. Кто-то из них обладает противоречивой историей, а кого-то попросту жалко.

#10 Кель’тас

Если вы играли в Warcraft 3, вы наверняка знаете, что все поступки Кель’таса были продиктованы его желанием спасти свой народ, попавший в ужасные обстоятельства в результате нападения Артаса. Почти все эльфы погибли, их город был уничтожен, а сам Кель’тас едва не лишился жизни из-за предательства союзника. Если вы помните, Отмар Гаритос приговорил Кель’таса и его последователей к казни, но эльфов спасли наги, а предложил им избавление от маназависимости.
А потом вышел Burning Crusade, и внезапно Кель’тас стал злодеем, который заключил союз с Пылающим Легионом и попытался призвать в Азерот Кил’джедена, хотя знал, что именно он создал Короля-лича и Плеть, уничтожившую королевство эльфов. Надо ли говорить, что многие игроки, прошедшие WC3, были озадачены таким поворотом событий?
Обстоятельства, повлекшие за собой столь разительные изменения в характере Кель’таса, были раскрыты только в третьем томе «Хроник», который вышел совсем недавно, а самого принца убивали и убивают до сих пор в надежде получить маунта-феникса. Именно поэтому Кель’тас занимает последнее место моего списка – раз уж его так активно фармят, видимо, никто о нем особо не сожалеет.

#9 Атрамед

Атрамед – это слепой дракон, выведенный в результате экспериментов Малориака. Он не понимает, что происходит вокруг – игроки издают громкие звуки, а дракон лишь пытается восстановить порядок.
В журнале подземелий на странице Атрамеда написано: «Атрамед (опытный образец 25463-Д) — это результат неудачного эксперимента по наделению черного дракончика обостренными чувствами. Токсичная мазь, которой обмазали дракончика, лишила его зрения, и теперь он полагается только на исключительный нюх и слух. Это была бы печальная история... если бы Атрамед не был столь свиреп и злонравен».
И когда мы убиваем Атрамеда, он говорит: «Наконец это жалкое существование закончилось!», а Нефариан кричит в ответ: «Давно надо было от тебя избавиться!»
Я поставил Атрамеда на девятое место потому, что он, подобно всем черным драконам, отчасти безумен, и его не так жалко. Кроме того, в актуальное время Атрамед был сильно забагован, и его убивали чаще, чем остальных боссов в Твердыне Крыла Тьмы.

#8 Тухлопуз и Гниломорд

Эти поганища – по сути своей, еще дети, и они очень расстраиваются, когда пришедший в Цитадель Ледяной Короны рейд убивает их собак.
(реплика Тухлопуза: «Нет! Вы убили Вонючку! Сейчас получите!»)
А перед смертью они даже зовут папочку.
(реплика Тухлопуза: «Па… Па-по-чка!..»)
Если бы они не выглядели так омерзительно, игроки наверняка жалели бы их куда сильнее.

#7 Аргус Порабощенный

Аргус, подобно Гниломорду и Тухлопузу, по меркам титанов - тоже ребенок с истерзанной и иссушенной душой. Демоны пытали его на протяжении нескольких тысячелетий – неудивительно, что при пробуждении он сражается со всеми, кого видит. Кстати, перед смертью Аргус говорит: «Мои муки окончены. Я свободен!»

#6 Иллидан

Подобно Кель’тасу, в Warcraft 3 Иллидан не был ни злодеем, ни героем. Поначалу он жаждал силы и власти, и только потом разработчики сообщили, что сила была нужна ему для борьбы с Пылающим Легионом. Но те, кто играл в WC3, наверняка убивают Иллидана с тяжелым сердцем, потому что в The Burning Crusade он показан настоящим безумцем, а его мотивы до конца не раскрываются. Правда увидела свет только после выхода романа «Иллидан», и мы узнали, что на самом деле произошло в Черном храме. К счастью, в Цитадели Ночи нам удается исправить содеянное и вернуть Иллидана к жизни, чтобы он мог помочь нам победить Легион. Сейчас Иллидан следит за пленным титаном Саргерасом, так что эта история закончилась… в принципе, неплохо.

#5 Валестраз Порочный

(реплика Валестраза: «Умоляю, смертные! Бегите! Бегите, пока я еще могу себя удержать! Черный огонь бушует в моем сердце! Я должен дать ему волю!»)

Валестраз, второй босс Логова Крыла Тьмы, при первой встрече с игроками он говорит: «Я… я не смог. Слишком силен влады… владыка Черной горы. Он так легко… поглотил всю мою энергию… Я стал… я… убей меня… пожалуйста… убей меня».
Ранее Валестраз появлялся в квестовой цепочке, за которую можно было получить кольцо для призыва Ренда Чернорука. После этого красный дракон, видимо, отправился в погоню за Нефарианом, и его постигла неудача. Валестраз стал марионеткой Крыла Тьмы, но перед началом боя он совершает последний хороший поступок – усиливает игроков, чтобы те могли быстрее его победить.
Убивая кого-нибудь из бывших союзников, Валестраз говорит: «Прости меня, друг. Твоя смерть – это очередное напоминание о моем поражении».
Когда-то этот босс был самым сложным в Логове Крыла Тьмы, и его даже называли Разрушителем гильдий. При создании последующих рейдов разработчики взяли за правило добавлять в начало подземелья по парочке простых боссов, чтобы игроки могли почувствовать вкус победы и гильдии не разваливались.

#4 Идеалы клакси

(реплика Килрука: «Пробудитель! Мы снова встретимся!»)
Я ненавижу жуков, в том числе и тех, что отчасти похожи на людей, но даже мне не понравилось сражаться с идеалами клакси в Осаде Оргриммара. В Жутких пустошах есть длинная-предлинная квестовая цепочка, в которой мы пытаемся пробудить клакси, изучаем историю каждого идеала, качаем репутацию и даже можем выбрать себе спутника из числа этих самых идеалов. Клакси помогают нам справиться с Великой императрицей Шек’зир, а после прокачки репутации до Превознесения один из идеалов, Килрук Разрезающий Ветер, дает нам дружеский совет: «Пробудитель, своими деяниями ты завоевал доверие клакси.
Тебя ждет награда. Пойдем со мной. Мы, богомолы, древняя раса. Пандарены – дети по сравнению с нами. Им еще предстоит сыграть свою роль. Каждый новый цикл юные богомолы образуют рой. Слабых убивают пандарены, сильные выживают. С каждым новым поколением мы становимся сильнее. Наша империя была огромна, когда ваш мир еще не существовал. В мире было еще два королевства – Ан'Кираж и Азжол-Неруб. У нас было много могущественных богов. Мы поклонялись семиголовому И'Шараджу. Древний был велик, гнев его был страшен. Он лишал надежды и сеял отчаяние. Он пожирал отвагу и выдыхал ужас.
Когда пришли захватчики, которых вы называете титанами, И'Шарадж был уничтожен. Его последний страшный вздох окутал землю, но тень, которую он оставил после себя, лишь отголосок его былой славы. Я предупреждаю тебя, поскольку ты этого заслуживаешь. Твои боги – на самом деле не твои, чужак. И если Древние вернутся, мы, богомолы, снова встанем на их сторону. Самые умные из вас поступят так же. Это все, что я хотел поведать тебе. Иди, забери свою награду и запомни то, что узнал сегодня».
Войдя в комнату с идеалами в Осаде Оргриммара, можно снова услышать голос Килрука: «Я предупреждал тебя, Пробудитель!»
Клакси никогда не скрывали своих истинных намерений, и когда Гаррош нашел сердце И’Шараджа, идеалы присоединились к нему без колебаний. А мы безжалостно убиваем и их, и даже Ковока, который стоит перед идеалами вместе с остальным трешем.
Если вы помните, маленький Ковок тоже живет в Жутких пустошах, и его нужно вырастить, выполняя ежедневные задания.

#3 Аркавон

Аркавон – это первый босс, который появился в Склепе Аркавона – особом подземелье, попасть в которое можно только в том случае, если ваша фракция контролирует Озеро Ледяных Оков. У входа в подземелье лежит книжка, написанная самим Аркавоном. Она гласит:
«<Похоже, что Аркавон вел дневник на нескольких языках. На обложке записаны подсчеты.>
День 10:
Творцы ушли. Я остался сторожить.
День 10500:
В коридоре тихо. Пусто. Я думал, творцы хотели, чтобы я присматривал за коридором, но они же никогда не говорили мне: «Аркавон, присматривай за коридором!» Может быть, можно и за улицей присматривать? Там, наверно, не так скучно. Все, я решил. Теперь я буду присматривать за коридором и улицей! Со следующего месяца займусь.
День 20120:
Улица гораздо просторнее, чем коридор. Утесы и скалы удобно стоят. Точно, творцы оставили меня присматривать и за улицей. Надеюсь, они не заметят, что сначала я сидел только в коридоре.
День 1051213:
Придумал новую игру, называется «Пни призрака». Сегодня дошел от крепости до главной дороги. До конца года хочу перебраться через реку.
День 2145617:
Сегодня пришел зеленый народец. Буду за ними приглядывать.
День 2145657:
Зеленый народец продолжает строить домишки. Много домишек – это хорошо. Вот поговорю с ними на этой неделе и скажу спасибо.
День 2145666:
Сегодня сказал спасибо за домишки одному зеленому. Он ответил, что приведет еще народец, чтобы я приглядел. Много народца. Ура! Скоро буду много приглядывать.
День 2145866:
Зеленые привели какой-то другой народец, потом показали друг на друга, и вдруг все начали драться!
Спасаю свою шкуру, присматриваю только за коридором, ну и еще утащил у этих немного погремушек, с ними будет не скучно.
День 2146240:
Стало еще хуже. Я не знаю, чего от меня хотят творцы. Не высовываюсь из коридора, но злая мелюзга набегает сюда по нескольку раз на дню. Отбирают погремушки.
День 2147021:
Братцы вернулись! Они, оказывается, спали в закрытых коридорах!
Я немножко зол, что они бросили меня одного присматривать за всем, но все равно отдал им немного блестящих погремушек, потому что я устал быть один и еще набегают постоянно.
День 3613785:
Аркавон бросил дневник. Лучше поглядит, как человечки дерутся. Когда перестанут, Аркавон проснется и увидит, кто первым тронет сферу».
Выходит, Аркавон просто сидел себе и никого не трогал, а Орда и Альянс понабежали в его «коридоры» и начали убивать его и «братцев» раз за разом, только для того, чтобы украсть «погремушки»…

#2 Генерал Назгрим в Осаде Оргриммара

(реплика Назгрима: «Я умираю… с честью. Лок'тар огар!»)
Может, Назгрим и не был согласен со всеми решениями Гарроша, но он не предал военачальника, которому поклялся служить, и это достойно уважения. Игроки из Орды хорошо помнят Назгрима, потому что он выдавал квесты аж в трех крупных локациях в течение трех крупных дополнений, и понимают, что в Осаде Оргриммара разворачивается настоящая драма.
(реплики Назгрима: «Значит, так всё обернулось. Мы вместе учились и росли все эти годы, а теперь сошлись на поле боя. Не ждите от меня пощады, и я не жду её от вас. Главное, что все мы сражаемся ради одного. Ради Орды!»
«Я – Назгрим, кулак вождя и генерал армии Орды. Если мне суждено умереть сегодня, то я умру c честью в битве. За Орду!»
«Это честь для меня – наконец-то встретиться с вами в бою. Лок'тар огар, за честь и за Орду!»
«Вы... долго учились... и учились хорошо... Славная битва.
Я остался со своим вождем до конца, потому что это был мой долг. И я рад, что принял смерть именно от вас. Пусть ваша сила... ведет Орду... к процветанию…»)
В Легионе Назгрим воскрес, стал рыцарем смерти и охотно ринулся в бой с демонами. Это немного сглаживает горечь утраты, поэтому я поставил его на второе место списка, а не на первое.

#1 Саурфанг-младший

(реплика Саурфанга-старшего: «Кор’крон, вперед! Чемпионы, оглянитесь! Плеть…»)
(реплика Саурфанга-младшего: «Присоединись ко мне, отец! Перейди на мою сторону, и вместе мы разрушим этот мир во имя Плети и во славу Короля-лича!»)
(реплика Саурфанга-старшего: «Мой мальчик погиб у Врат Гнева. Я здесь, чтобы забрать его тело».)

История о Саурфанге-старшем расстраивает меня больше всего, особенно если учесть все то, что ему пришлось пережить. Варок Саурфанг участвовал в Первой, Второй и Третьей войнах, командовал Армией Калимдора – объединенными войсками Орды и Альянса, сражавшимися с киражами и К’Туном. Главы фракций доверили Вароку командование потому, что он всегда пользовался уважением у представителей всех рас. В нордскольской кампании Саурфанг-старший был главой Кор’кронской стражи, которая сыграла далеко не последнюю роль в уничтожении Короля-лича. А еще Варок был наставником самого Гарроша, поэтому его можно увидеть в Осаде Оргриммара – израненный Саурфанг сидит в темном коридоре и показывает героям путь к идеалам клакси. Во время атаки на Расколотый берег в Саурфанга попало ядро пушки Скверны, но он умудрился выжить, поэтому мы, скорее всего, встретим его и в Битве за Азерот. Я сомневаюсь, что в игре есть другие персонажи, на долю которых выпало столько испытаний.
У Саурфанга был сын Дранош, который погиб у Врат Гнева, а потом был воскрешен Королем-личом и примкнул к Плети. Тот момент, когда Варок приходит в Цитадель Ледяной Короны, чтобы забрать тело Драноша и достойно похоронить его, является одним из самых трогательных в игре.
(реплика Саурфанга-старшего: «Мы похороним тебя как подобает, в Награнде, рядом с матерью и предками… Помните о чести, герои… какой бы жестокой ни была битва… никогда не отрекайтесь от нее».)