Что если бы Дранош Саурфанг выжил у Врат Гнева?

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
(Нет оценок)

Сегодня я предлагаю вам рассмотреть еще один гипотетический сценарий из истории World of Warcraft и подумать о том, что было бы, если бы хорошо известные нам события в действительности не произошли – а именно, что если бы Дранош Саурфанг выжил в бою у Врат Гнева.

У Врат Гнева столкнулись две могущественные армии – объединенные силы Орды и Альянса и Плеть под предводительством Короля-лича. Нежить восстала из-под земли, воины обнажили оружие, и Болвар Фордрагон выкрикнул проклятия в адрес Артаса – назвал его трусом и предателем. Дранош, стоявший рядом с Болваром, испытал жгучее желание напасть на повелителя нежити, нанести ему сокрушительный удар и провозгласить свою победу над Плетью. Однако Дранош сдержал свой порыв. Вместо решительного рывка он остался стоять на месте и продолжил слушать разговор между Болваром и Королем-личом.
- Я покажу тебе, что такое страх.
Но воины не успели поднять щиты и скрестить мечи. За спиной у армии Орды и Альянса раздались леденящие душу крики, и на скале над полем боя появился Верховный аптекарь Гнилесс, а следом за ним – катапульты, заряженные склянками с зеленой жидкостью. Даже Король-лич поднял голову, чтобы взглянуть на аптекаря, а тот быстро отдал приказ, и ядовитые заряды полетели вниз, на головы воинов Орды и Альянса. Многие погибли мгновенно, но Дранош по счастливой случайности выжил и ловко выбрался из огромного ядовитого облака. Оглянувшись назад, он заметил, что Король-лич ушел обратно к Вратам Гнева, а Болвар, стоя на коленях, с тоской смотрел вдаль, на крепость Фордрагона.

Попытка вернуться и спасти его была бы чистым самоубийством, поэтому Дранош, признавая жертву паладина и сдерживая дрожь в голосе, произнес:
- Лок'тар огар!
А потом покинул поле боя.
Через некоторое время контрнаступление, возглавляемое Тирионом Фордрингом, пробило врата Цитадели Адского Пламени и при помощи героев из Орды и Альянса свергло Короля-лича. Но те, кто не был в тот момент в цитадели, до сих пор не знают, что повелитель Плети жив. Король-лич должен быть всегда, и Болвар Фордрагон согласился нести эту ношу, сдерживая Плеть.
Дранош Саурфанг знал об этом, ведь он вместе с отцом вел за собой войско Орды, вместо того, чтобы сражаться на стороне Короля-лича. Глядя на Болвара – человека, который был так непохож на орков – Дранош с удивлением думал о его жертве, принесенной не только во имя Альянса, но и во имя всего мира. Тот момент молодой орк запомнил на всю жизнь.

После победы над Королем-личом Гаррош, Дранош и гвардия Кор’крона вместе с Кэрном Кровавое Копыто отправились домой, в Оргриммар, а Варок Саурфанг остался в Нордсколе следить за действиями нежити. Прощаясь, отец дал сыну напутствие:
- Помни о чести. Никогда не забывай о ней, какой бы жестокой ни была битва!
По пути в Оргриммар ордынский корабль попал в шторм. Многие воины погибли, но когда тучи рассеялись, выжившие увидели неподалеку корабль Альянса. Подозревая, что враги, воспользовавшись погодными условиями, вторглись в чужие воды, Гаррош выхватил топор, но Кэрн остановил его:
- Гаррош! Сейчас мы не в состоянии вести бой, а Альянсу, похоже, нет до нас никакого дела. Скорее всего, шторм просто сбил корабль с пути. Альянс попал сюда по ошибке и не планирует нападать!
- Значит, это судьба! – перебил Кэрна Гаррош. – Настало время показать Вариану, что я о нем думаю!
Дранош, вспомнивший прощальные слова отца, подошел к Гаррошу непозволительно близко и тихо произнес:
- Я не дам тебе убивать тех, кто сражался с нами бок о бок в Нордсколе! Их потери не меньше наших, и сейчас они не желают нам зла!
Гаррош посмотрел на Драноша в упор, не мигая. Адский Крик никогда бы не ударил другого орка, но слова Саурфанга ему совсем не понравились.
- Ты прав, герой. Ты видел то, что видел я, поэтому я уважаю твое решение.
С этими словами Гаррош убрал топор и отошел к борту. Дранош и Кэрн переглянулись. Во взгляде Кэрна читалось одобрение:
- Ты истинный сын своего отца, Дранош.

Через несколько недель, когда воины, прибывшие из Нордскола, мирно отдыхали от сражений в Оргриммаре, по всему городу запылали огни. Тралл и приближенные к нему шаманы не смогли связаться со стихиями и были очень обеспокоены этим фактом. Пожар был потушен, но многие здания сгорели дотла. Тралл, расстроенный тем, что стихии вышли из-под контроля и отказываются с ним общаться, решил сложить с себя полномочия вождя Орды. В качестве преемника он поначалу рассматривал мудрого и храброго Кэрна, но потом счел, что молодое поколение может не принять столь консервативного правителя. А еще Кэрном были недовольны таурены из племени Зловещего Тотема, и если бы Кровавое Копыто стал вождем, племя могло бы и вовсе выйти из состава Орды. Вождем должен был стать истинный орк – умудренный опытом воин, пользующийся уважением народа.
Дранош Саурфанг стал идеальным кандидатом на эту роль. Дранош был молод, но мудр не по годам. Он обладал сильным характером, унаследованным от отца. Именно он был нужен Орде.
Тралл позвал Драноша и сказал ему:
- Ты видел смерть и сумел ее обмануть. Ты сделал для Орды больше, чем многие из тех, кто был в ней с самого начала. Я не могу уйти, оставив Орду на произвол судьбы.
- Ты хочешь, чтобы я стал вождем? – спросил Дранош. – Я знаю, как сражаться и как сплотить войско, но в политике я не силен.
- Это неправда. У Врат Гнева ты сражался с нежитью, объединившись с Альянсом. Это ли не мудрое политическое решение?

Дранош в нерешительности промолчал.
- Ты готов к этому больше, чем думаешь. Твой отец об этом позаботился. Не волнуйся – у тебя будут советники. Каждый из них на протяжении долгих лет делился со мной своей мудростью. Будь уверен, они сделают то же самое и для тебя. Политике можно научиться. Но у тебя уже есть то, что гораздо важнее для вождя. Ты любишь Орду и знаешь, что она заслуживает лучшего будущего.
Дранош поднял глаза на Тралла, в его взгляде читалась уверенность.
- Как скажешь, вождь. Если ты считаешь, что я достоин, так тому и быть. Я сделаю все, что в моих силах.
Тралл улыбнулся. Так родился новый вождь Орды.
Вскоре Тралл отбыл в Награнд, чтобы пообщаться с духами, а Кэрн остался в Оргриммаре наблюдать за тем, как новый вождь ведет за собой свой народ. Когда Дранош Саурфпнг пришел к власти, он не стал перестраивать столицу, как Гаррош, и Оргриммар по-прежнему нес в себе отпечатки разных культур. Город был по-прежнему силен и мог противостоять вторжениям, но при этом напоминал оркам, что они давным-давно покинули Дренор.

С приходом к власти Драноша изменилась и сама Орда. Примерно в это же время в Ясеневом лесу начались нападения на стражей из числа ночных эльфов – их растерзанные трупы с содранной кожей то и дело обнаруживались то тут, то там. Если бы Ордой правил Гаррош, известный своей ненавистью к эльфам, Альянс однозначно решил бы, что в нападениях виноваты орки, и захотел бы отомстить. Но во главе Орды стоял другой лидер, поэтому Альянс не стал делать поспешных выводов, а вместо этого тщательно расследовал происшествия. Одним из главных аргументов против орков был тот факт, что эльфы перекрыли им торговые пути в Ясеневом лесу, оставив орочьи поселения умирать от голода и жажды. Но в ходе расследования выяснилось, что показательные убийства были организованы не мстительными орками, а членами культа Сумеречного Молота, которые пытались таким образом разжечь конфликт между Ордой и Альянсом.

Но давайте вернемся к основной истории. Дранош Саурфанг давал своему народу грамотные распоряжения и старался не обострять отношения с Альянсом. Чтобы решить вопрос с торговыми путями в Ясеневом лесу, Дранош и Кэрн поручили Хамуулу Руническому Тотему и другим мирным друидам провести переговоры с эльфами. В разгар обсуждения на переговорщиков напал отряд орков, и все, кто пришел на встречу, погибли. В живых остался только Хамуул, который немедленно вернулся к Кэрну и рассказал о предательстве орков. Кэрн явился в Оргриммар, чтобы обсудить происшествие с Драношем. Кровавое Копыто не стал обвинять вождя Орды. Он обвинил во всем Гарроша. Дранош внимательно выслушал таурена, однако смог сдержать свой гнев. Он решил заполучить неоспоримые доказательства вины Гарроша и вызвал того на допрос. Адский Крик все отрицал, и Кэрн в пылу спора назвал его лжецом. Гаррош воспринял слова таурена как оскорбление и намекнул на поединок, но прежде, чем Кэрн успел ему ответить, Дранош вмешался в спор и заявил, что, будучи вождем Орды, сам выйдет на бой против Адского Крика. Эти слова отрезвили спорщиков – Кэрн умолк, чтобы Дранош мог продолжить допрос, но Гаррош уже собрался с мыслями и стал настаивать на дуэли:

- Мак’гора уже не та, что раньше. Указ Тралла ослабил ее. Ты хочешь сразиться со мной? Что ж, давай сразимся – так, как это делали наши предки, по старым правилам.
- До смерти, - уточнил Дранош.
- До смерти, - повторил Гаррош.
– На арене, через час, - подытожил Саурфанг, и Адский Крик вышел из тронного зала.
Тогда Кэрн обеспокоенно спросил Драноша, действительно ли тот хочет довести дело до конца, и Дранош ответил, что настоящий лидер должен быть готов в любой момент вступиться за свой народ, ведь именно так поступил бы Тралл.
Кэрн улыбнулся печально, но с гордостью. Он был горд тем, что такой великий воин вел за собой Орду, и опечален тем, что этот воин мог в скором времени погибнуть на арене.
Но перед тем, как оба отправились готовиться к дуэли, в тронный зал вошла сестра Драноша Тура. Дранош был рад неожиданной встрече, а Тура рассказала, что ее посетило видение, велевшее ей принести Драношу топор Кенария. Когда-то этим топором владел легендарный Броксигар, который тоже принадлежал к роду Саурфангов и приходился дядей Драношу и Туре. Дранош с радостью принял дар и через час вышел на арену против Гарроша.

Оба противника были без доспехов, в руках у Гарроша сверкал Кровавый Вой, а у Драноша – топор Кенария. Перед боем шаманы благословили оружие, но поскольку вместо Кэрна в дуэли участвовал Дранош, Магата не стала наносить яд на Кровавый Вой – в конце концов, она хотела убить Кэрна, а не Драноша.
Бой был честным – два лучших воина Орды, два молодых и полных сил орка рванули навстречу друг другу и скрестили топоры. Оба сражались на равных, но в конце концов Дранош получил преимущество над соперником.
Путешествуя по Нордсколу и уничтожая полчища нежити, он использовал двуручный топор и в совершенстве им овладел. Помогла Драношу и особая связь с топором Кенария – это оружие было выковано полубогом, с его помощью предок вождя Броксигар Саурфанг нанес ранение самому Саргерасу. В общем и целом, Дранош представлял собой серьезную угрозу для противника.

Гаррош же, будучи искусным воином, больше привык к одноручным топорам, совсем недавно взял в руки Кровавый Вой и еще не успел как следует с ним сродниться. Да, Дранош получил топор Кенария за час до дуэли, но это было оружие привычного ему типа, да еще и с богатой историей, связанной с историей его рода. Вооружившись топором Кенария, Тура Саурфанг сражалась с порождениями Кошмара, а Броксигар Саурфанг уничтожал толпы демонов в мире Пылающего Легиона, несмотря на то, что у него тоже не было времени на тренировки. Взяв в руки топор Кенария, Дранош Саурфанг наверняка мгновенно почувствовал эту связь, а потому без труда отразил все атаки Гарроша и нанес ему критические повреждения.
Но добивать поверженного, вопреки всем ожиданиям, Дранош не стал. Вождь вспомнил слова отца: «Помни о чести. Никогда не забывай о ней, какой бы жестокой ни была битва!» Он ведь так и не узнал, виновен ли Гаррош. Дранош не разделял убежденности Кэрна и не успел выяснить, кто же на самом деле организовал нападение на друидов, а потому вождь решил не убивать сильного воина, ведь это ослабило бы Орду.
Итак, Гаррош стоял на коленях, склонив голову в ожидании смертельного удара, но произошло то, чего Адский Крик ожидал меньше всего. Дранош Саурфанг протянул ему руку и помог подняться на ноги:
- На время расследования я лишаю тебя звания и всех привилегий. Возвращайся в город и живи обычной жизнью, пока мы не найдем виновного.
Конечно, для Гарроша лишение звания было равносильно смерти, но он промолчал, и мак’гора завершилась.

И напоследок я хотел бы озвучить еще несколько замечаний.
Большая часть событий, описанных в моем гипотетическом сценарии, произошла на самом деле. Речь идет о пожаре в Оргриммаре, о шторме и корабле Альянса, который вызвал у Гарроша припадок ярости. Эти факты я не придумал. Я лишь попытался представить, каким образом изменились бы реальные события, если бы Дранош Саурфанг остался жив.
Что же касается топора Кенария, это оружие побывало в самых разных переделках. Оно было выковано по указу Кенария, и с его помощью Броксигар ранил Саргераса. Потом топор попал к Туре, потому что духи в видении приближенного к Траллу велели вождю сделать именно так. Если бы этого не произошло, топор достался бы Драношу, потому что на тот момент Дранош был еще жив. Тура же, завладев могущественным оружием, отправилась в Изумрудный Кошмар и освободила из плена Малфуриона. Так что мое предположение о том, что Туру тоже посетило видение о топоре Кенария или, по крайней мере, странное желание отнести оружие брату, не лишено основания. Топор определенно имеет связь с родом Саурфангов, и он очень пригодился бы Драношу в день мак’горы.

В моей истории Дранош стал вождем Орды, Гаррош и Кэрн остались живы, а значит, Магате Зловщещий Тотем придется придумать новый способ расправиться с вождем тауренов. Надеюсь, этот вариант развития событий понравился вам не меньше оригинального.