Чума Плети (World of Warcraft: Хроники, часть 3)

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
(Нет оценок)

Несмотря на всю свою мощь, Нер’зул не мог исполнить веление Кил’джедена в одиночку, поэтому он попытался найти себе союзников из числа тех, кто тоже жаждал власти. Так он привлек внимание одного из самых могущественных магов Даларана, Кел’Тузада. Кел’Тузад поддался уговорам таинственного существа, которое обещало ему невероятную силу, и отправился на север, к Азжол-Нерубу и Наксрамасу. Когда маг наконец встретился с Королем-личом, он испугался увиденного и попытался бежать, но Нер’зул остановил его и четко дал понять, что время для раздумий прошло. Так Кел’Тузад стал служить своему повелителю при жизни, зная, что ожидает его после смерти. Поначалу маг тяготился своей участью, но потом проявил неподдельный интерес к экспериментам с нежитью. Он стал преданным слугой Короля-лича и получил особое задание – создать в Лордероне культ Плети.

Чтобы выполнить это задание, Кел’Тузад принял облик добродетельного и религиозного проповедника и отправился в королевство людей. Там он обращался с речами к крестьянам и дворянам, якобы желая приободрить их и обеспечить стабильность в государстве. Люди слушали обещания лучшей жизни и охотно верили некроманту, не зная, что тот призывает их служить повелителю нежити. Этот секрет был известен лишь доверенным лицам Кел’Тузада, а тех, кто присоединялись к культу в поисках лучшей жизни для себя и своих близких, ждало лишь забвение. Они становились жертвами экспериментов некроманта и продолжали служить ему после смерти. Так возник Культ Проклятых.

Кел’Тузад быстро собрал целую армию сторонников и обосновался в Некроситете – древней крепости, расположенной на территории, ныне известной как Западные Чумные земли. В катакомбах Некроситета некромант упражнялся в темных искусствах – похищал людей и терзал их разум и плоть в надежде создать чуму, которая могла бы распространиться по всему миру и обратить в нежить как можно больше жертв.
Перед тем как покинуть Нордскол, Кел’Тузад вывел особый штамм чумы. В Лордероне он модицифировал этот штамм, чтобы вирус стал устойчивее ко внешней среде и мог долгое время существовать за пределами лаборатории. Так появилась чума Плети, которая существует по сей день. С ее помощью Кел’Тузад рассчитывал уничтожить весь Лордерон, но на это требовалось немало времени. В общем и целом на создание культа и чумы ушло целых три года, а мир между тем жил своей жизнью и решал совсем другие проблемы.

Примерно в те годы в Альянсе образовался раскол. Связи между расами, появившиеся в Первую и Вторую войну, рушились. Правители Кель’Таласа, Генн Седогрив из Гилнеаса и другие лидеры все чаще задумывались о том, чтобы отделиться от людей. Альянс продемонстрировал свою несостоятельность в военных делах – предводитель орков Оргрим Молот Рока бежал из тюрьмы, и многие заговорили об угрозе Третьей войны с Ордой. Впрочем, вскоре Альянсу действительно пришлось воевать, но противник в той войне был совсем другой…
Вскоре после того, как Тралл освободился из рабства в крепости Дарнхольд, он с помощью Оргримма Молота Рока и Громмаша Адского Крика сплотил под своими знаменами всех орков и дал им цель, ради которой можно было жить и сражаться. Эти события породили очередной внутренний конфликт в Альянсе – главы королевств не доверяли друг другу, им казалось, что соседи не смогут защитить себя в случае опасности. Не доверяли они и Штормграду, который не слишком хорошо следил за своими пленниками. Добавила проблем и леди Престор, также известная как Ониксия. Дочь падшего Хранителя Земли Нелтариона намеренно сеяла смуту и панику среди народа и пыталась поссорить между собой лидеров рас.

Одним словом, спокойствие в Азероте пошатнулось, и Кил’Джеден это заметил. Верховный эредар немедленно связался с Королем-личом и велел ему пустить в дело чуму Плети.
Альянс слишком сильно боялся столкновения с Ордой и совершенно не следил за тем, что происходило в Нордсколе. Появление Культа Проклятых стало для него полной неожиданностью, поэтому Кел’Тузад смог без труда воплотить свой замысел. Долгие годы его последователи устанавливали связи с главами влиятельных семейств Лордерона, поэтому в нужный момент они устроили диверсию в роскошных лесных угодьях, которые позже превратились в Чумные земли. Члены Культа Проклятых заразили земли модифицированной чумой. Кел’Тузад совершенствовал чуму неспроста – он знал, что в какой-то момент ее потребуется снова улучшить, поэтому он постарался сделать так, чтобы симптомы чумы не были заметны, а сам штамм мог адаптироваться к новым условиям и жил в них как можно дольше, дожидаясь появления подходящих целей.

План Кел’Тузада сработал превосходно. Чума охватила королевство, но поначалу никто ее не замечал. Спустя несколько дней после заражения у некоторых жителей Лордерона начали проявляться симптомы привычных болезней. Люди жаловались на жар и головную боль, внезапно теряли сознание, но это выглядело вполне обычно, и никто не придавал этому значения – все думали только о предстоящем вторжении Орды Тралла. Люди заболевали целыми семьями и даже деревнями, а потом внезапно пропадали. Власти не могли игнорировать подобные события и снаряжали специальные отряды жрецов и магов, которые должны были расследовать таинственные исчезновения. Быстро выяснилось, что виной всему была чума, но никто не мог понять, откуда она взялась. Никто не знал, что она станет предвестницей нового вторжения Пылающего Легиона.
Пока Кел’Тузад занимался Культом Проклятых и чумой в Лордероне, Нер’зул стал тяготиться своим положением в Нордсколе. Каждая минута, проведенная им в плену у повелителей ужаса и Кил’джедена, казалась ему вечностью. Нер’зул хотел освободиться от гнета и прервать свое служение Пылающему Легиону.

Нер’зул был силен, но магические ледяные доспехи не позволяли ему передвигаться. А еще он хотел повелевать миром единолично и безо всяких ограничений, поэтому ему нужен был помощник, свободный от влияния Кил’джедена, преданный только Королю-личу и способный обрушить на врагов гнев армии Проклятых. Впрочем, повелители ужаса вряд ли позволили бы Нер’зулу воплотить в жизнь этот план. Они внимательно следили за Королем-личом и пресекали любые попытки действовать самостоятельно, без одобрения Кил’джедена. Поэтому Нер’зул решил перехитрить повелителей ужаса. Он тщательно изучил своих противников и попытался сыграть на их чувствах. Натрезимы следили за Королем-личом, но и он следил за ними. Он знал все их секреты, включая главный страх – повелители ужаса боялись, что Кел’Тузаду не удастся заразить чумой все Восточные Королевства, и Кил’джеден покарает всех, кто был к этому причастен.

Поэтому Нер’зул предложил натрезимам найти посредника, который помог бы с распространением чумы, но представил все так, будто эту идею выдвинули они сами. Он притворился, что подчиняется решениям повелителей ужаса, а не руководит их действиями сам. Нер’зул убедил натрезимов в том, что Плети не помешает лишняя помощь, и привел в пример Кел’Тузада, который практически в одиночку создал Культ Проклятых и активно старался погубить Лордерон. Это был весомый аргумент, и повелители ужаса согласились с Нер’зулом. Заручившись их поддержкой, Король-лич сбросил свой рунный меч, Ледяную Скорбь, с вершины Цитадели Ледяной Короны, чтобы его помощник в нужный момент нашел легендарное оружие и попытался с его помощью спасти свой народ. Впрочем, оружие сулило народу не спасение, а гибель. Нер’зул знал, что Ледяная Скорбь неизбежно завладеет разумом того, кто ее подберет, а значит он, Король-лич, сможет управлять владельцем клинка и заставить его сразиться с Пылающим Легионом.
Об этом плане знал только Кел’Тузад. Нер’зул без оглядки верил некроманту и делился с ним всеми секретами. Такое поведение было вполне оправданным, ведь Кел’Тузад на самом деле был самым преданным слугой Короля-лича. Некромант обещал, что предаст Легион следом за хозяином, когда придет время, и этот момент приближался с каждым днем. Нер’зул неумолимо двигался к своей цели, постепенно разрывая свои связи с Легионом. Ему оставалось лишь найти еще одного достойного помощника…