«Элегия» и «Справедливая война» — отрывки рассказов из коллекционного издания «Битвы за Азерот»

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
x1

Не та давно компания Blizzard анонсировала контент коллекционного издания "Битвы за Азерот", а также представила на наш суд отрывки из двух новых рассказов - "Элегии" и "Справедливой войны". На иллюстрациях, представленных в анонсе, можно увидеть разъяренного Малфуриона и Саурфанга, а также таинственную эльфийку. Эльфийка похожа на персонажа с иллюстрации о сожжении Тельдрассила. Действие происходит после событий, описанных в романе "Перед бурей", и предваряет поджог Тельдрассила.

Альянс: "Элегия"

- Командир! - прокричала Деларин. - Командир, нас атакуют!
Анарис повернулась к помощнице, на ее изувеченном лице застыла гримаса гнева. Она на секунду перевела взгляд на Феррина и рявкнула:
- Кто?
Часовые остановились, но их усталость как рукой сняло. Они почувствовали настоящую опасность и теперь внимательно прислушивались к словам Деларин.
- Разбойники... из Орды! - выпалила Деларин. - Их несколько! Они убили наших саблезубов, чтобы мы не могли донести весть. Многие мертвы. Ваннара говорит, что на других аванпостах в Ясеневом лесу происходит то же самое!
Анарис несколько секунд смотрела на Деларин, не мигая, а потом повернулась к Часовым:
- Вы все еще здесь? Немедленно отправляйтесь в Рощу Серебряного Ветра! Проверьте...
Феррин издал яростный гортанный рык, но было уже слишком поздно. Деларин почувствовала, что Феррин напрягся, и спрыгнула на землю, но отрекшийся, притаившийся на ветке дерева, молниеносно метнулся вниз и вонзил в спину Анарис два острых клинка. Быстрее и мягче, чем полагается нежити, убийца перекатился на ноги. Одним из кинжалов он полоснул по горлу Маруа, практически отделив ее голову от тела.
Феррин ожесточенно взвыл и бросился к отрекшемуся, а Деларин запоздало выхватила из колчана стрелу и вскинула лук. В голове у нее помутнело, а потом она увидела еще одного разбойника - кровавого эльфа. Он двигался так быстро, что длинные золотистые волосы развевались следом, подобно плащу. Через несколько секунд, показавшихся одним мгновением, еще несколько ночных эльфов упали на пышную лесную траву. Одни застыли неподвижно, истекая кровью, другие корчились в предсмертной агонии.
Часовые наконец сбросили с себя оцепенение. Кровавый эльф уже исчез, и они бросились в погоню за трусом. Град стрел, пущенный сквозь деревья, не достиг своей цели - син'дорай смог от них уклониться.
А вот отрекшемуся повезло куда меньше. Эриаднар бросилась к нему, выхватила меч и рубанула сплеча, лишив противника руки. Феррин повалил отрекшегося на землю, продемонстрировав удивительную выдержку - очевидно, ему очень хотелось перегрызть неприятелю глотку.
Анарис Лесной Ветер лежала на земле, уставившись в небо широко распахнутыми глазами.
- Командир? - обратилась к ней Эриаднар.
- Она мертва, - резко проговорила Деларин. Она все еще злилась на Анарис, хотя и понимала, что той уже все равно.
- Деларин, - вновь подала голос Эриаднар. - Теперь ты за главную.
Это прозвучало странно, но так оно и было. Деларин встряхнулась и направилась к пленнику. Взгляд ее упал на кинжал, на котором еще не обсохла кровь Анарис. Деларин осторожно подобрала клинок и кивнула Феррину. Тот отступил, продолжая грозно рычать.
Деларин уставилась на пленника и голосом, полным боли и ярости, произнесла:
- Поговори со мной, отрекшийся, и может быть, я позволю тебе жить.
Ответ звучал глухо и пусто. Так говорили все отрекшиеся.
- Жить? Я уже давно мертв, эльфийка.
- О, так ты любишь играть в слова... Давай-ка лучше посчитаем!
Она ткнула в пленника пальцем.
- У тебя не хватает руки. Я могу отнять еще одну. Или еще лучше! У тебя пять пальцев. Расскажи мне что-нибудь полезное, или их станет четыре.
Отрекшийся не ответил, поэтому Деларин присела перед ним на колени, схватила его за запястье и поднесла клинок к уцелевшим пальцам.
Пленник зашипел:
- Я все скажу!
Так значит, клинок отравлен... Он знает, что умирает, но все равно не хочет терпеть такую боль.
- Что вам нужно?
Мертвые губы шевельнулись, обнажив желтые зубы. Деларин почувствовала его зловонное дыхание. Желудок сделал кульбит, но она сдержала порыв.
- Я думал, это очевидно. Самые умные из вас погибли первыми? Хотя... Умные ночные эльфы, о чем это я? Кстати, уши другого вашего командира достались моему знакомому троллю. Он сейчас их носит.
Скорее всего, отрекшийся говорил правду, но Деларин не попалась на эту уловку.
- Если я перережу тебе глотку, ни одна валь'кира не вернет тебя в этот мир!
Взглядом она указала на клинок и спросила, как бы невзначай:
- Что это за яд? Думаю, он убивает медленно и мучительно. Вам, отрекшимся, нравятся такие штуки. Если ты продолжишь болтать чепуху, я подумаю, что ты просто тянешь время, и тебе нечего мне рассказать.
Ее голос звучал холодно.
- Любой пленник охотно отсрочит свою гибель. Существовать – это прекрасно, даже мы это знаем.
Он был прав. Ночные эльфы высоко ценили любые проявления жизни. Они не пытали пленников и пытались избежать ненужных жертв в бою. Но вот отрекшиеся... Отрекшиеся были в их понимании отвратительными выродками, которые не заслуживают жалости.
Деларин почувствовала, что ее сердце будто превратилось в камень. Она взяла нож и поднесла его к указательному пальцу пленника.
- Не испытывай мое терпение!
Отрекшийся понял, что на этот раз дело не ограничится пустыми угрозами, и насмешливая улыбка исчезла с его гниющего лица.
- Вам не победить, - прохрипел он. - Мы повсюду! Мы атакуем все аванпосты, и на каждом из них орудуют такие, как я, и у них есть смертоносные яды! А ваши смекалистые охотники, хваленые часовые и степенные друиды не имеют ни малейшего понятия о том, как нам противостоять!
Деларин подумала о друиде, которые полетел с известиями в Приют Серебряного Ветра. Некоторые аванпосты и правда докладывали об атаке, но все же слова отрекшегося показались ей подозрительными.
- Ты блефуешь, - наконец рявкнула она. - Какой у вас план? Орда направлялась в Силитус. Почему вы вернулись в Ясене...
Ответ пришел к ней неожиданно, и она остановилась на полуслове, как будто напоролась на нож.
Эльфийский флот стоял в Фераласе.
Тиранда была в Штормграде.
- Вы расчищаете путь... - пробормотала Деларин, съежившись от страха.
Отрекшийся в ответ громко захохотал.
Эльфийка занесла над ним кинжал, но злорадный смех быстро превратился в удушливый кашель. Пленник сплюнул отвратительную жижу, а потом застыл неподвижно. Отрекшийся обманул Деларин - раны отняли у него жизнь до того, как она смогла сделать это сама.
Деларин не стала размышлять об этом поступке. Она и так потратила драгоценные секунды на допрос. Она потратила слишком много времени.
Деларин поднялась на ноги.
- Эриаднар, ты ранена?
- Нет, командир.
- Тогда беги, сестра. Беги в Дарнас как можно быстрее. Не останавливайся и не вступай в бой. Действуй скрытно. Доставь послание Малфуриону. Скажи, что армия Орды наступает.
Феррин принял облик эльфа и предложил:
- Я могу полететь вместо нее, это будет быстрее.
Деларин покачала головой.
- Для тебя есть другое задание. Беги, Эриаднар. Да хранит тебя Элуна.
Эриаднар кивнула и бросилась прочь, словно стрела, выпущенная из лука.
Деларин повернулась к Феррину.
- Лети в Степи. Орда придет оттуда. Нам нужно знать, как скоро это произойдет. Узнай, где находится армия. Не вступай в бой, если этого можно избежать. Постарайся выжить и возвращайся назад.
Феррин кивнул. Они переглянулись. Все было понятно без слов. Они не раз участвовали в битвах - и вместе, и поодиночке. Теперь их ждала еще одна война.
Обоюдным жестом Деларин и Феррин обнялись, поцеловались и разошлись в разные стороны.
Феррин не знал, что при каждом расставании Деларин молилась Элуне, чтобы он остался жив. На этот раз Деларин вновь обратилась к небу, но при этом почему-то подумала, что всесильная богиня Луны может и не услышать ее мольбу.

Орда: "Справедливая война"

Лицо эльфа сморщилось, и Саурфагну на мгновение показалось, что шпион вот-вот заплачет, но это была предсмертная гримаса. Умирающий плюнул на сапог орка, оставив на своей броне кровавые потеки, и затих.
Морка подошла к Саурфангу. В руках у нее были небольшие топорики - она не успела пустить их в ход.
- Умер, но не сдался, - отметила она. - Его народ бы им гордился.
Саурфанг молча согласился с ней. Вот это боевой дух! А они даже не узнали, как его зовут.
- Ты молодец, что нашла его, - сказал Саурфанг Морке. - И как он смог забраться так глубоко?
Саурфанг вышел, недовольно ворча себе под нос. Вокруг сновали стражи и пехотинцы. Орда прочно обосновалась в Астранааре, но никто не заметил чужака, который бродил в самом центре города. Никто не спросил его, что он там делал.
Что ж, нужно указать им на эту ошибку.
- Слушайте все! - начал Саурфанг, и все, кто его услышал, повернули к нему головы. И увидели кровь на его броне и оружии.
- Может, вы забыли, что идет война? Может, вам требуется...
Он осекся. Следующие секунды показались ему вечностью. Его изможденный мозг наконец-то прислушался к инстинктам выживания, которые он приобрел на горьком опыте. Тот парень вовсе не собирался убивать Саурфанга.
Ему было нужно, чтобы тот вышел из таверны.
Желая отчитать солдат, Саурфанг сделал в точности то, что от него требовалось. "Ты только что сам себя убил, старый дурень". Саурфанг повернулся и шагнул обратно в дверной проем. В ту же секунду земля вокруг содрогнулась, и в том месте, где он только что стоял, приземлился Малфурион Ярость Бури.
- Лок-нарош! - завопил Саурфанг. - К оружию!
Его советники уже выстроились в общем зале с оружием наготове. Как и в других постройках, возведенных эльфами, в таверне были три открытые стены, которые давали возможность наблюдать за тем, что творилось снаружи. Воины в страхе пятились от Малфуриона и тут же падали, сраженные стрелами и клинками противников.
Малфурион явился в Астранаар не один. Ночные эльфы пришли, чтобы отвоевать Ясеневый лес и нанести удар в самое сердце вражеской армии. И Саурфанг попался на эту удочку. Астранаар - это остров. Его так легко защитить.
И с него невозможно сбежать.
А Саурфанг только что укрылся в здании с одной целой стеной в надежде противостоять верховному друиду.
Это конец.
Шум битвы усиливался, а в таверне внезапно потемнело. Малфурион Ярость Бури шагнул через порог, пристально глядя на Саурфанга. Три советника тотчас бросились на него.
- Стойте! - гаркнул Саурфанг.
Малфурион сделал еще шаг, и два орка и кровавый эльф упали на землю под ударами железных когтей. Друид перешагнул через их бездыханные тела.
Морка схватила Саурфанга за плечо.
- Беги, воевода! - шепнула она. - Мы выиграем время.
"Вы выиграете не больше секунды. Этого не хватит. Настало время погибнуть с честью".
- Заберите карты, - приказал он шепотом. - Отнесите их Вождю.
Морка вытаращила глаза, но Саурфанг отвернулся от нее и заревел:
- Малфурион Ярость Бури! Я вызываю тебя на мак'гора!
Эти слова прозвучали нелепо. Знал ли ночной эльф, что такое орочья дуэль чести? Нет? Неважно. Малфурион пришел за Саурфангом. Ему ни к чему было сражаться с горсткой советников.
Саурфанг посмотрел на своих воинов - те застыли в нерешительности. Они явно не знали, что делать, поэтому Саурфанг завопил еще громче.
- Он мой, жалкие слабаки! Если вы сейчас же не уберетесь отсюда, я сам вас прикончу!
Морка, казалось, была в бешенстве, но все же она подчинилась приказу - схватила тубу с картами и пулей вылетела из таверны. Все остальные поспешили за ней.
Малфурион по-прежнему пристально смотрел на Саурфанга.
- Дуэль, говоришь? - спросил он мягко. Его голос был словно око бури, словно земля на свежей могиле. Верховный друид спокойно подошел к Саурфангу.
- Думаешь, мне есть дело до дуэлей?
- Если боишься, можешь убежать, - ответил Саурфанг.
Он пытался выиграть немного времени, вот и все. Единственная победа, на которую он мог надеяться, заключалась в том, чтобы Сильвана получила подкрепление и могла продолжить бой.
- Сразись со мной! Давай узнаем, сможешь ли ты победить!
Малфурион молча поднял руки. Таверна содрогнулась, деревянный пол и потолок жалобно заскрипели.
Губы Саурфанга изогнулись в хищном оскале. Сила природы - это не удар кулака и не взмах клинком. Сила природы - это лес, сожженный дотла и вернувшийся к жизни всего через несколько лет. Сила природы - это заброшенный город, превратившийся в густые джунгли за десятилетие. Сила природы - это тысячи поколений хищников и их жертв, которые живут и охотятся, руководствуясь инстинктами предков.
И эта сила была сосредоточена в руках друида. В руках Малфуриона, здесь и сейчас...
Он мог в мгновение ока сравнять с землей таверну и все внутри нее.
Корни и ветви уже опутывали здание, когда Саурфанг прыгнул вперед, взмахнув топором. Малфурион с легкостью парировал удар и сделал выпад в сторону Саурфанга. Орк остановил блестящие металлические когти рукоятью топора. "Чуть не попался".
Саурфанг взревел, его топор свистнул в воздухе, но второй удар Малфуриона пробил броню на плече орка. Кровь полилась на пол, а корни, прораставшие из-под земли, ухватили Саурфанга за щиколотки. Воевода отшатнулся, одним взмахом обрубив надоедливые растения.
Таверна рушилась, с потолка падали крупные камни, и Саурфанг приготовился принять свою смерть. Он не стыдился поражения в бою с таким противником, как Ярость Бури, но решил идти до конца.
Внезапный взрыв оглушил орка и сбил его с ног. Саурфанг закрыл глаза и подумал, что это конец. Его руки онемели, и он ощутил, как темная магия окутывает таверну...
Темная магия?!
Саурфанг открыл глаза и увидел, что Малфурион отвернулся в другую сторону, отбиваясь от стрел, окутанных фиолетовой дымкой. Стрелы взрывались рядом с ним, темное пламя смешивалось с изумрудным сиянием. Без сомнения, друид сражался с Сильваной Ветрокрылой, которая подошла к таверне на расстояние выстрела.
Саурфанг хотел встать, но ноги ему не повиновались.
В этот момент здание рухнуло, и воевода провалился во тьму. Но он был жив. Он еще не умер.
Ведь мертвым не может быть так больно.