История о «тридцати трех»

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
(Нет оценок)

Для начала я вкратце обозначу временные рамки, в которых происходят все главные события этой истории, чтобы вы могли лучше их понять.

В дополнении Mists of Pandaria, сразу после того, как Гаррош безуспешно попытался убить Вол’джина, последний отправился в Монастырь Шадо-Пан, чтобы восстановить свои силы. Там Вол’джин встретил человека по имени Тиратан Кхорт и поначалу враждовал с ним, но потом человек и тролль стали друзьями. В процессе восстановления Вол’джина посетило видение о том, что племя Зандаларов планировало вторгнуться в Пандарию. Сообщив об этом Тажаню Чжу, Вол’джин и Тиратан в сопровождении небольшой группы монахов отправились навстречу зандаларским захватчикам. Разумеется, вскоре они попали в засаду, и тролли увели их на Остров Грома. К тому моменту численность отряда Вол’джина сильно сократилась – многие монахи пали в боях.

Предводительница зандаларского отряда Кхал'ак, которая симпатизировала Вол’джину, выдвинула предложение, которое вождь троллей уже получал в Катаклизме. Кхал'ак хотела, чтобы Вол’джин присоединился к Зандаларам и помог им восстановить великую империю. Вол’джин попросил время на раздумья, но быстро понял, что этот путь его не устраивал. Он бежал с Острова Грома вместе с оставшимися в живых союзниками и вернулся в монастырь.

Вол’джин и Тиратан ожидали, что монахи немедленно начнут эвакуацию, опасаясь погони за беглецами, укрывшимися за стенами монастыря, но Тажань Чжу велел пандаренам оставаться на своих местах, мотивируя это тем, что ранее укрепления надежно защищали их от могу. Глава Шадо-Пан свято верил в то, что монастырь станет последним оплотом Пандарии, и не хотел, чтобы Пик Безмятежности достался троллям. Тажань Чжу и 29 оставшихся с ним монахов были готовы сражаться с огромной армией троллей. Чэнь Буйный Портер, Тиратан и Вол’джин не смогли оставить монастырь в беде и вызвались его защищать наравне с монахами. Тажань Чжу пытался отказаться от помощи, но добровольцы стояли на своем. Так появились «тридцать три» - отряд защитников Монастыря Шадо-Пан, который состоял из Тажаня Чжу, Чэня Буйного Портера, Тиратана, Вол’джина и 29 монахов. Отряд был обречен на гибель, но он был готов на все, чтобы защитить Пандарию и монастырь Шадо-Пан.

Когда Кхал'ак и ее солдаты попытались подойти к монастырю, многие пали жертвами хитроумных ловушек, расставленных отрядом. Одни падали в ямы с острыми шипами, другие спотыкались о веревки, к которым были привязаны огромные валуны, третьи травились ядами, вызывавшими быстрый паралич и смерть. Несмотря на это, воины Кхал'ак неуклонно двигались вперед. Перед вторжением в монастырь предводительница велела своему войску сжечь все дрова, чтобы ни у кого не возникали мысли об отступлении. «Погреемся в стенах Шадо-Пан», - сказала она.

Когда начался бой, Тиратан осыпа́л нападавших градом стрел, а монахи замедляли их, чтобы те не подходили к воротам. Тем не менее, Зандалары сильно превосходили защитников числом, и тем пришлось укрыться за стенами – всем, кроме Вол’джина. Он стоял в центре небольшой платформы перед монастырем, жестами подзывая к себе тех, кто осмелится бросить ему вызов. Зандалары были очень озадачены, но один могу по имени Дэн-Тай выступил вперед. «Я тебя не боюсь!» - выкрикнул он. – «Я заставлю тебя истечь кровью!»

Так началась дуэль между могу и троллем. Первый был очень силен физически, второй же больше полагался на свою скорость и ловкость. Вол’джину удавалось уклоняться от атак и наносить противнику серьезные раны, но в какой-то момент Дэн-Тай оглушил Вол’джина своим копьем и попытался пронзить его. В этот момент Тиратан выпустил стрелу в землю рядом с дуэлянтами, отвлек могу, и тот промахнулся. Копье задело левую руку Вол’джина и раздробило кость. Несмотря на тяжкие повреждения, темный охотник смог схватить свое оружие и из последних сил нанести решающий удар, победив в схватке.

Сразу после этого снежная буря прекратилась, и все тролли уставились на арену. Мгла рассеялась, и им стал ясен исход поединка – голова Дэн-Тая лежала на земле. Тролли зашептались при виде столь опасного противника, но их предводительница тут же отдала приказ о наступлении. Сбросив с себя оцепенение, тролли окружили Вол’джина, но тут ему на помощь подоспели Чэнь и оставшиеся монахи. Они пробили кольцо троллей, и Вол’джин смог спастись. Вместе они вернулись в монастырь и приготовились к последнему сражению.

Оглянувшись вокруг, Вол’джин понял, что от тридцати трех защитников монастыря осталось всего четырнадцать, и в рядах выживших не было Тиратана – скорее всего, он остался за воротами. Монахи укрепили периметр и заняли позиции. Когда Зандалары ворвались внутрь, защитники сражались яростно, несмотря на численное превосходство противника, но в конце концов орда троллей все же поглотила их. Последним из монахов пал брат Куо, защищавший Тажаня Чжу.

В тот момент Вол’джин сражался с одним из зандаларских командиров. Тот был опытен и ловок, но у него не было ни единого шанса в бою с Вол’джином. Темный охотник раз за разом метал свою глефу в противников, уничтожая их одного за другим. В пылу боя он не заметил, как огромный могу попытался напасть на него со спины. В тот момент, когда противник занес свое оружие над Вол’джином, откуда ни возьмись появился Тиратан, оттолкнул тролля и принял удар на себя. (Кстати говоря, позже выяснилось, что Тиратан пробрался к защитникам по секретным туннелям монастыря, убив по пути несколько десятков троллей.)

После того, как могу поразил оружием Тиратана, Тажань Чжу применил Парящий удар и сбил противника с ног. Тот переключился на новую цель и обрушил на нее шквал атак, но ни одна из них не нанесла Тажаню Чжу никакого вреда. Чем больше усилий прикладывал могу, тем легче было главе Шадо-Пан уклоняться от его ударов. Когда же противник выдохся, Тажань Чжу безжалостно раздробил ему ногу, а затем пробил грудную клетку круговым ударом.

Зандалары замерли в ужасе, но их предводительница Кхал'ак молниеносно метнула в Тажаня Чжу кинжал. Пандарен легко отмахнулся от оружия, и кинжал вонзился в глотку одного из зандаларов. Кхал'ак попыталась вступить в ближний бой, но дорогу ей перегородил Вол’джин. В глазах Кхал'ак закипела ярость. «Ты предал своих господ, темный охотник!» - завопила она. «У меня нет господ», - ответил ей Вол’джин.

В бою Кхал'ак была куда более ловкой и подвижной, чем зандаларский командир, которого Вол’джину уже удалось победить, но она не знала всей правды о темном охотнике. Она не видела, как он тренировался с монахами из Шадо-Пан, и это сослужило ей плохую службу. Когда Кхал'ак сделала выпад и метнула кинжал в живот Вол’джину, тот отбросил клинок и схватил противницу свободной рукой за горло, мгновенно переломив ей позвоночник. Тело Кхал'ак рухнуло к ногам победителя, и зандалары обратились в бегство. У них больше не было предводителя. Кое-кто из троллей, не успев осознать произошедшее, попытался атаковать Тажаня Чжу, но тот раскидал их, словно насекомых. Пока остатки армии Кхал'ак спешно ретировались в горы, выжившие защитники собрались вокруг смертельно раненного Тиратана, и Вол’джин использовал свою связь с лоа, чтобы спасти союзнику жизнь.

Из тридцати трех защитников Пика Безмятежности, сражавшихся против двух империй, в живых остались немногие. Несмотря на принадлежность к разным фракциям и расам, их связывали тесные узы, а Вол’джину удалось найти истинный путь, которому нужно следовать. По происхождению он был троллем, но по своей сути – выходцем из Шадо-Пан.

Так заканчивается история о «тридцати трех».