Как Кел’Тузад присоединился к Плети [World of Warcraft]

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
x1

Каким образом Кел’Тузад стал некромантом? Как так вышло, что маг Кирин-Тора обратился к темному искусству и возвысился в Культе Проклятых? Сегодня я вкратце расскажу вам его историю, основываясь на фактах, опубликованных разработчиками на момент выхода переработанного Наксрамаса. С точки зрения истории, описываемые события произошли между Второй и Третьей войнами.

Примерно в это время маги Кирин-Тора начали замечать, что Кел’Тузад периодически куда-то надолго отлучался. Выяснилось, что он посещал свои владения на севере Лордерона, где располагались его лаборатории для экспериментов по воскрешению мертвых. Узнав об этом, лидеры Кирин-Тора пришли в ужас. Антонидас, занимавшийся расследованием, продемонстрировал Совету ящик с полуразложившимися крысами, которых Кел’Тузад превратил в нежить, и все присутствовавшие в комнате содрогнулись. Члены Кирин-Тора, опасаясь слухов, решили заставить Кел’Тузада отказаться от некромантии, ведь обычные люди и так не доверяли тем, кто владел магией. Если бы они узнали, что один из магов Кирин-Тора воскрешает мертвых, это вызвало бы панику по всей округе или даже гражданскую войну в Лордероне. Кел’Тузад предложил Совету скрыть факты и позволить ему продолжить эксперименты, но никто не стал его слушать:

- Твои деяния компрометируют нас, Кел’Тузад. Мы обыщем твои владения. Все, что имеет хотя бы малейшее отношение к темной магии, будет конфисковано и уничтожено.
Кел’Тузад был готов к такому повороту событий. В его голове давно звучал таинственный шепот, и неизвестный союзник предупреждал его о возможной реакции Совета.
Под тяжестью улик король Теренас был вынужден поддержать решение Кирин-Тора. Маги выдвинули Кел’Тузаду ультиматум – он должен был оставить свои эксперименты или лишиться звания и имущества и покинуть Лордерон. Некромант выбрал второй вариант – он простился с Советом и отправился странствовать.
Путь Кел’Тузада лежал в заснеженный Нордскол. Первое время он бесцельно бродил по континенту и трясся от холода. Вскоре Кел’Тузад почувствовал, что тело скоро откажется ему повиноваться, и попытался найти укрытие. На глаза ему попалась странная постройка, которую охраняли существа, похожие на пауков.

Когда Кел’Тузад подошел к цитадели, перед ним возник еще один паук, гораздо больше всех остальных. Его звали Ануб’арак.
Ануб’арак, по-видимому, не желал причинять вред гостю – напротив, он хотел помочь. Ануб’арак служил некроманту, голос которого звучал в голове Кел’Тузада, а потому Кел’Тузад последовал за пауком под землю. Паучьи туннели привели его в гигантский зиккурат – Наксрамас.
Ануб’арак показал Кел’Тузаду многочисленные кварталы зиккурата и рассказал ему о Войне пауков, в которой его хозяин поработил расу нерубов и превратил их в нежить. Нерубы потеряли свободу и были вынуждены вечно служить своему повелителю.

Кел’Тузад удивился тому, что Ануб’арак и его собратья согласились служить некроманту, но неруб ответил, что у них не было иного выбора.
Продвигаясь вглубь Наксрамаса, Кел’Тузад заметил в клетке мужчину и женщину - предположительно, они были супругами. Мужчина выглядел здоровым, а вот его жена судя по всему была безнадежно больна. Она лежала, уставившись в одну точку, и постепенно угасала. Заметив Кел’Тузада, женщина немного оживилась и обратилась к нему с просьбой убить ее каким-нибудь простым заклинанием. Кел’Тузад не смог вынести ее взгляда и отвернулся в сторону.
- Если вы не можете помочь мне, спасите хотя бы моего мужа, умоляю!
Мужчина поспешил успокоить жену, сказав, что никогда не оставит ее одну.

Кел’Тузад шепнул Ануб’араку:
- Пусть она замолчит!
В ту же секунду Ануб’арак убил несчастную, пронзив ее сердце огромным когтем. Мужчина издал крик, полный боли и отчаяния, но осекся, увидев, что его возлюбленная вновь поднялась на ноги. Осознав, что произошло, женщина содрогнулась и велела мужу держаться от нее подальше, но тот проигнорировал предупреждение и сделал шаг по направлению к жене. Та оттолкнула его с такой силой, что он отлетел в сторону и ударился о прутья решетки.
- Не подходи! Иначе… Иначе…
Ее голос, поначалу казавшийся слабым и безжизненным, набрал силу, и в нем зазвучала ярость.

Кел’Тузад с ужасом наблюдал за тем, как женщина погрузила пальцы в рану на груди, облизала с них кровь, а потом бросилась на мужа и начала пожирать его живьем. Кел’Тузад не мог ей помешать, поэтому он закрыл глаза, но это не помогло. Он все еще слышал жуткие звуки ломающихся костей и леденящие душу крики. Не в силах этого вынести, маг телепортировался из Наксрамаса.
Во что он ввязался? Что он только что увидел?
Но не успел он собраться с мыслями, как его окружили зловещие тени, которые сказали магу, что ему некуда идти, потому что в его рассказ о произошедшем никто не поверит. У Кел’Тузада не было выбора. Он мог бы сразиться с тенями, но его смерть была бы бессмысленной, ведь хозяин Ануб’арака умел воскрешать мертвых. А вот если бы Кел’Тузад согласился добровольно служить некроманту, он мог бы обучиться новым способностям, стать сильнее и, возможно, превзойти своего учителя.

И Кел’Тузад позволил теням телепортировать себя в пещеру у подножия горы. На самой вершине Кел’Тузад увидел некое подобие трона. В пещере было еще холоднее, чем на ледяных пустошах Нордскола. Холод сковывал движения Кел’Тузада, и он не поспевал за тенями. Сильный ветер сбивал его с ног, и в конце концов маг выбился из сил. Задыхаясь, он попросил теней остановиться хотя бы на мгновение, но те ответили, что не знают покоя, и Кел’Тузаду пришлось с этим смириться.
Он продолжил карабкаться к вершине. Приблизившись к трону, маг почувствовал, что ветер усилился, а с неба посыпался крупный град. К тому моменту Кел’Тузад уже понял, что наверху находилась невероятно мощная и темная сущность. Не выдержав гнета, маг упал на колени. В его голове вновь зазвучал голос:
- Пусть это послужит тебе первым уроком. Я не знаю жалости и ненавижу тебя и твой народ. Я хочу, чтобы все живое исчезло из этого мира, и знаю, как это сделать.

И Кел’Тузад осознал, что его жажда знаний и власти привела его в ловушку. Его вновь охватил неописуемый ужас, а голос продолжал говорить:
- Тебе не удастся застигнуть меня врасплох. Я могу читать твои мысли как открытую книгу. Ты не сможешь меня победить. Бессмертие – это тяжелое бремя. Оно несет с собой мучения, какие тебе и не снились. Откажешься повиноваться мне – познаешь невыносимую боль и будешь молиться о скорой смерти!
Кел’Тузад уже слышал эти слова. У него действительно не было выбора. Он мог предать могущественного некроманта и ощутить бесконечную пытку, которая не прекратилась бы даже после смерти. Впрочем, он мог бы служить хозяину добровольно…
И Кел’Тузад сломался. Он заплакал и униженно попросил некроманта избавить его от мучений и снять заклинание, которое пригибала его к земле. Внезапно хватка ослабла, и Кел’Тузад смог взглянуть на того, кто сидел на троне, но вместо человеческой фигуры он увидел лишь вмерзшую в лед броню.
Надежда погасла в нем окончательно. Мысли мага стали путаться, его захлестнуло отчаяние. Перед ним был сам Король-лич.
И Кел’Тузад прошептал:
- Повинуюсь, мой повелитель.