Нелегкий путь Джайны Праудмур [История World of Warcraft]

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
(Нет оценок)

Джайна Праудмур происходит из старинного рода. Она - настоящая дочь своего народа, по крови, и по духу. Леди Джайна, какой мы ее помним, успела побывать правительницей Терамора, верховным магом, невестой принца Лордерона и дипломатом, но несмотря на это ее история никогда не была центральной. Эта история была рассказана урывками, как правило, была связана с более значительными персонажами. Джайна посвятила свою жизнь служению миру, но даже самому самоотверженному борцу за мир рано или поздно приходится ответить на зов своего прошлого. Похоже, для Джайны этот момент уже настал.

Дочь моря

История Джайны Праудмур берет свое начало в Кул Тирасе. Именно здесь будущая волшебница родилась и провела свою юношеские годы. Именно отсюда, в возрасте одиннадцати лет она отправилась учиться в Даларан и по пути впервые встретила принца Артаса. Джайна унаследовала лучшие черты своего народа. Как и многие другие култирассцы, которые встречаются нам на новом континенте, она сильна духом и немного упряма.

Но оказавшись в Даларане, Джайна целиком и полностью погрузилась в учебу и не возвращалась в Кул Тирас даже для того, чтобы навестить родителей. У нее были хорошие отношения с матерью и отцом, и те не возражали, когда юная волшебница обручилась с принцем Артасом. Да и чего им возражать? В конце концов, Артас был наследником королевского трона.

Когда помолвка была расторгнута, Джайна еще больше углубилась в книги. Годы, проведенные в Кул Тирасе, казалось, утратили для нее всякое значение. Когда Плеть пришла в Лордерон, Джайна одной из первых взялась за расследование и своими глазами увидела глубину падения возлюбленного.
Прощаясь с ним у ворот Стратхольма, Джайна сказала: "Прости, Артас. Я не могу на это смотреть".

Немного погодя Джайна все-таки вернулась в Стратхольм, чтобы оценить ущерб, нанесенный принцем. Она собрала выживших и отправилась в Калимдор, твердо запретив себе думать о том, что произошло в Восточных Королевствах.

Омытые кровью берега Калимдора

На Калимдоре Джайна стала искать таинственного пророка, который убедил ее отправиться в путешествие. Пророк назвал себя Медивом, последним хранителем Тирисфаля. Он хотел, чтобы Джайна и оставшиеся в живых жители Лордерона заключили союз с орками и ночными эльфами. Миру угрожал Пылающий Легион, который можно было победить лишь объединенными усилиями. Поначалу Джайна отнеслась к предложению пророка настороженно, но потом согласилась, оказалась в самом центре масштабной войны и вышла из нее победительницей.

В той войне Джайна приобрела нового друга, орка Тралла. Дружба завязалась отчасти потому, что волшебница напомнила Траллу Тарету - девушку, которая помогала ему в плену у Эделаса Блэкмура. Джайна же видела в союзе с Траллом новые возможности, а именно потенциал для мирного разрешения конфликта между Ордой и Альянсом.
К сожалению, отец Джайны прибыл на Калимдор совсем не вовремя. Лорд-адмирал Даэлин Праудмур участвовал во Второй и Третьей войнах и сражался против старой Орды. Его сын Дерек погиб от рук орков, и Даэлин не желал той же участи для дочери. Джайна оказалась между двух огней. Она была предана своему отцу и народу, но Орда Тралла отличалась от старой Орды. Орки сражались не против людей, а вместе с ними. Они были готовы оставить расовые разногласия и дать отпор более могущественному противнику.

Джайна понимала, что врага можно было победить только сообща, но переубедить отца не смогла. Поэтому она отступила и позволила оркам убить Даэлина.
А потом приняла на себя командование Терамором и вновь попыталась забыть о произошедшем.

Призраки прошлого

Взгляд Джайны всегда был устремлен в будущее. Покинув родной дом, она думала только об учебе в Даларане. Позже она переключилась на мысли о безоблачном будущем с Артасом, но мечтам было не суждено сбыться. Джайна вновь оказалась в Даларане и продолжила восхождение к вершинам магического искусства, но и этот план провалился из-за нашествия Плети. Прибыв на Калимдор, Джайна рисовала себе мирное, светлое будущее двух фракций - необязательно союзных, но говорящих на одном языке. Стоит ли говорить, что из этого ничего не вышло?

За прошедшие годы Джайна не раз пыталась создать себе светлое будущее. Со стороны казалось, что она действительно умела оставлять мысли о прошлом, но не по причине внутренней черствости или жестокости - вряд ли у кого-то повернется язык назвать Джайну жесткой или бессердечной. И все же, что бы с ней ни происходило, она всегда умела запереть мысли о пережитом кошмаре в отдаленных уголках памяти, отвлечься и найти себе другое занятие. Она всегда пыталась сделать мир лучше вместо того, чтобы бесконечно обдумывать свои беды и печали.

Так было до начала событий, описанных в дополнении Wrath of the Lich King. В лице Короля-лича Джайна увидела не только угрозу своему миру, которая превосходила собой любую армию орков, но и человека, которого она когда-то любила. Тогда Джайна пролила немало слез, но оплакивала она не только Артаса. Она оплакивала давно забытые воспоминания и несбывшиеся мечты. Впервые в жизни она не могла все забыть и двигаться дальше. Она была вынуждена сразиться со своим прошлым.
После того, как Артас потерпел поражение, Джайна вернулась в Терамор и еще раз попыталась наладить свою жизнь. Возможно, вместо этого ей стоило бы обратить больше внимания на Нордскол, где медленно нарастал новый конфликт между Ордой и Альянсом. Тем не менее, дипломатические отношения Джайны с некоторыми лидерами Орды продолжались, и именно дипломатия спасла ей жизнь, когда Гаррош вместе со своей армией явился в Терамор. Если бы Джайна не дала убежище Бейну после смерти Кэрна, Бейн никогда не послал бы к ней гонца с предупреждением о грядущей бомбардировке.

Та весть спасла немало невинных... но, конечно, далеко не всех. Вместе с Терамором взлетели на воздух и мечты Джайны о светлом будущем. Джайна осталась прежней и сохранила верность своим дипломатическим идеалам, а вот Орда изменилась. Тралл снял с себя мантию Вождя, поручив руководство жестокому фанатику, который мечтал о том, чтобы захватить весь мир. На этот раз самым горьким воспоминанием для Джайны стали слова отца, который умолял ее не доверять Орде.А она не послушала, не вступилась и позволила ему умереть.

После взрыва в Тераморе Джайна вернулась туда, куда всегда возвращалась в минуты отчаяния, в Даларан, но не для того, чтобы засесть за книги, а для того, чтобы править. И вновь Орда показала свою истинную сущность - внедрила в Кирин-Тор шпионов и подло выкрала у эльфов из Дарнаса Божественный колокол. Это предательство оскорбило Джайну, но хуже всего было то, что Гаррош заполучил новое мощное оружие, аналогичное манабомбе, сброшенной на Терамор несколькими месяцами ранее.

Когда она исчезла?

Учитывая все, что произошло с Джайной, стоит ли удивляться ее внезапному исчезновению? Кадгар настоял на новом сотрудничестве с Ордой. Совет Кирин-Тора согласился с Кадгаром и проигнорировал мнение Джайны. Весь мир забыл о том, что произошло в Тераморе. Но Джайна не забыла. Да и не могла забыть - ее потери были слишком велики.

Терамор был средоточием будущего Джайны, а без будущего ей оставалось лишь ворошить неприглядное прошлое и без конца вспоминать погибшего отца, который умолял ее не доверять Орде. Джайна пыталась его переубедить. Она кричала, но отец не слушал.

До Джайны слишком поздно дошло, что в тот момент слушать следовало бы ей, а не ему.

В "Битве за Азерот" Джайна получила ценный урок, но вовсе не о том, что родители всегда правы. Она узнала, что хороший дом можно построить только на прочном фундаменте, а не на подвале, полном призраков. Что будет с Джайной Праудмур дальше, пока неизвестно. Ясно одно - прекраснодушная молодая волшебница с блестящими глазами и мечтами о светлом будущем канула в небытие. Время покажет, о чем теперь мечтает Джайна и сможет ли она восстановить старые связи, оборванные много лет назад.