Подлинная история о бомбардировке Терамора

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
(Нет оценок)

Бомбардировка Терамора – это противоречивое решение, принятое Гаррошем. Оно ознаменовало собой раскол Орды и развязало полномасштабную войну между Ордой и Альянсом.


Как же это случилось? Что происходило до, во время и после бомбардировки?
именно об этих событияях я расскажу вам В этом ролике, но прежде хочу заметить, что до бомбардировки Орда выкрала у синих драконов Радужное Средоточие, которое могло усиливать оружие массового поражения или быть таковым само по себе. Никто не знал, в чьих руках оказалось Радужное Средоточие, потому что вор использовал маскировку, и Калесгос не мог его отследить. В результате синий дракон отправился в Терамор, чтобы обратиться к Джайне за помощью.
На этом предыстория заканчивается, и мы можем перейти к самой истории.

После Катаклизма Гаррош пригласил к себе всех лидеров Орды. Встреча проходила в крепости Громмаш, и на ней Гаррош объявил о своем намерении атаковать крепость Северной стражи, а затем осадить Терамор и спалить его дотла. Гаррош хотел объявить открытую войну Альянсу, а Терамор стал его основной целью потому, что имел выгодное местоположение, и без него все аванпосты Альянса в Калимдоре не смогли бы выстоять. Иными словами, Гаррош желал полностью вытеснить Альянс с Калимдора, чтобы весь континент принадлежал Орде. Если бы подобный план воплотился в жизнь, угроза со стороны ночных эльфов в Ясеневом лесу была бы полностью устранена.

Некоторые лидеры Орды воспротивились решению Гарроша. Одни засомневались в том, что он сможет одолеть Джайну на ее территории, другие же – в частности, Бейн и Вол’джин – были категорически против войны с Альянсом. Они уважали Джайну за ее стремление вести переговоры и поддерживать перемирие, а также за помощь Бейну в сражении за Громовой Утес с племенем Зловещего Тотема. Даже Сильвана выступила против – она знала, что объявление войны Альянсу приведет к тому, что Вариан поведет свою армию на Подгород. Гаррош пообещал Сильване подкрепление, но та не поверила обещаниям. Королева баньши взглянула на Лор’темара в расчете на поддержку, но он лишь отвернулся. Лор’темар был предан Орде и поступил так, как было лучше для фракции. Таким образом, противники Гарроша оказались в меньшинстве, и Вождь принял решение о наступлении на Терамор.

Когда все лидеры направились к выходу из крепости Громмаш, Гаррош остановил Лор’темара и поблагодарил его за преданность, на что тот ответил, что действует в интересах Орды, а не ее Вождя. Гаррош никак не рассчитывал на такой ответ, но ему пришлось смириться.
Позже той же ночью к сторонникам Бейна и Вол’джина, которые открыто выступили против войны, наведался генерал Гарроша Малкорок в сопровождении бойцов Кор’крона. Все, кто был не согласен с политикой вождя, были избиты, арестованы, а кое-кто даже убит.
Через некоторое время ордынская армия подошла к крепости Северной стражи – первой цели на пути к Терамору. Силы атакующих были слишком велики, и у защитников не было ни единого шанса. В атаке на крепость участвовали Бейн, Вол’джин, Малкорок и даже сам Гаррош.

Когда битва близилась к концу, Гаррош решил ускорить победу и отдал темным шаманам приказ выпустить порабощенных огненных элементалей, чтобы те быстрее уничтожили укрепления. Этот план сработал, но все свидетели были потрясены произошедшим, ведь шаманам было строго запрещено порабощать элементалей. Это было подлое использование сил природы, и оно могло спровоцировать второй Катаклизм.
Бейн Кровавое Копыто никогда не был трусом. Он неоднократно говорил Гаррошу о нецелесообразности атаки на Терамор. Увидев элементалей, Бейн обвинил Вождя в безрассудстве и попытался рассказать о возможных последствиях, но Малкорок прервал молодого таурена прежде, чем тот успел закончить свою речь. Малкорок резко велел Бейну замолчать и вызвал его на дуэль за оскорбление Вождя. Бейн не боялся стычки с Малкороком, но он боялся, что дуэль в военное время лишь усугубит положение, поэтому он не принял вызов, сказав, что беспокоился лишь об интересах Орды и своего народа и не думал никого оскорблять.

Тот факт, что Гаррош использовал в бою элементалей, лишь подтвердил правильность намерений Бейна. Молодой таурен с самого начала собирался предупредить Джайну о нападении. Он обратился к своему преданному стороннику по имени Периф Штормовое Копыто и попросил его отправиться в Терамор.
Прибыв на место назначения, Периф сообщил, что его прислал Бейн, и Джайна, знакомая с молодым вождем тауренов, без колебаний приняла посланника. Периф рассказал ей о падении крепости Северной стражи, о величии ордынской армии и об угрозе Терамору. Джайна узнала о том, что Гаррош возжелал вытеснить Альянс с Калимдора, и поняла, что ее помощь, которая понадобилась тауренам после смерти Кэрна, не была забыта, ведь Периф явился помочь людям по приказу Бейна. Джайна ответила Перифу, что его достойнейший вождь оказал ей огромную услугу, а его послание должно было спасти сотни невинных жизней. В конце разговора Джайна поклялась хранить поступок тауренов в тайне, а Периф ответил ей:
- Встретив вас, я еще лучше понимаю поступок своего вождя.

Проводив посланника, Джайна связалась с Варианом и Кирин-Тором и попросила о помощи в Тераморе. Вариан выслал отряд элитных воинов, а Ронин – отряд элитных магов. Несмотря на это, Кирин-Тор хотел сохранить нейтралитет, поэтому маги должны были усилить защиту Терамора, не вступая в бой.
Синий дракон Калесгос, которого Джайна тоже попросила о помощи, взял немного времени на раздумья – он должен был в первую очередь отыскать Радужное Средоточие, и лишь потом помогать Альянсу. В конце концов он принял решение сражаться – не столько ради Альянса, сколько ради его правительницы. Услышав эту новость, Джайна обрадовалась – ей показалось, что при таком раскладе Орда не сможет захватить Терамор.

После битвы за крепость Северной стражи войска Орды во главе с Малкороком должны были быстро добраться до Терамора в надежде застать его жителей врасплох, но вместо этого Гаррош приказал им разбить лагерь в нескольких днях пути. Воины растерялись, а их лидеры – в том числе Бейн, Вол’джин, Фрэндис Фарли и Келантир Кровавый Клинок – устроили тайное собрание, чтобы обсудить действия Вождя. Малкорок и Гаррош узнали об этом, и Вождь пришел в ярость – он никак не мог поверить в то, что его воины собрались, чтобы пошептаться за его спиной. Гаррош обвинил в этом собравшихся, но Бейн возразил, что сходка образовалась стихийно, и только потому, что Гаррош отказался давать объяснения.

Хамуул Рунический Тотем, который тоже присутствовал на собрании, сказал, что Тралл никогда бы так не поступил, на что Гаррош злобно спросил, похож ли он на Тралла. И Хамуул ответил: - Нет. Никто и никогда не принял бы тебя за Тралла.
Гаррош разразился тирадой – он никогда не понимал, почему его народ так высоко ценил «этого зеленокожего шамана». А потом сказал:
- У меня есть план. Придет время, и вы все пожалеете, что сомневались во мне.
В этот момент Келантир обратилась к Вождю с вопросом, но тот влепил ей пощечину, да так, что чуть не сбил ее с ног, а после этого велел всем разойтись по палаткам.

Позже Гаррош все же отдал приказ о продвижении к Терамору. К тому моменту Джайна вместе со своей ученицей Кинди, воинами Вариана и магами Кирин-Тора уже успела усилить защиту города.
Гаррош решил атаковать Терамор с разных сторон. Малкорок с частью армии отправился к западным воротам, но по пути на него напал отряд телохранительницы Джайны, ночной эльфийки по имени Страдалица. Многие воины Малкорока погибли, а сам он чудом спасся от клинка Страдалицы. И все же, после внезапной атаки отряд защитников был вынужден вернуться в Терамор.
Другая часть ордынской армии во главе с Вол’джином, Бейном и Гаррошем оттеснила защитников в крепость, но Гаррош в последний момент заметил, что это был обманный маневр. Воины Альянса заманивали атакующих глубже в город, чтобы Калесгос мог применить к ним заклинание оцепенения. Гаррош отдал приказ к отступлению, воины Орды бежали с поля боя, и защитники, выигравшие этот этап боя, издали радостные возгласы.

Ордынская армия воссоединилась неподалеку от Терамора. Бейн был в ярости – все произошедшее показалось ему бессмысленной кровавой резней, ведь многие воины погибли бесцельно, но Гаррош сказал, что все шло по его плану – он хотел, чтобы все защитники, включая воинов Вариана, магов Кирин-Тора и синего дракона, оставались в городе.
В этот момент на горизонте появился дирижабль с манабомбой, усиленной Радужным Средоточием, которое разыскивал Калесгос. Увидев это, синий дракон немедленно бросился к дирижаблю, чтобы забрать Средоточие до взрыва. В качестве запасного плана он хотел пожертвовать собой и взорвать манабомбу подальше от города. Но прежде, чем он успел что-либо предпринять, в него попало пушечное ядро, которое отбросила дракона в сторону.

Ронин тоже увидел бомбу и понял, что взрыв уничтожил бы всех, кто находился в Тераморе, включая его жену Верису. Чтобы минимизировать ущерб, он создал портал, ведущий на небольшой островок неподалеку от города, и толкнул в него Джайну. Последним, кого увидела Джайна, был Ронин, раскинувший руки в попытке сдержать взрыв. Жертва мага была не напрасной - он сумел спасти немало жизней – в основном тех, кто оказался за стенами города. Все, кто остались в Тераморе, погибли.
Наблюдая за взрывом издалека, Гаррош издал победный клич, но Бейн, Вол’джин, Келантир и Фрэндис не поддержали его. Напротив, они застыли в ужасе – им показалось, что Гаррош поступил как последний трус. Он убил противников издалека, ничем не рискуя, и радовался их смерти. Он поработил священных элементалей и использовал оружие массового поражения сразу после Катаклизма, проделав это втайне ото всех.

Бейн никак не мог решить, что злило его больше – готовность Гарроша на любые жертвы ради победы или то, что он позволил своим воинам погибнуть, имея возможность выиграть битву без единой смерти со стороны Орды. Бейн не мог этого принять. Гаррош повел себя бесчестно, поэтому все таурены во главе с молодым вождем развернулись и ушли, оставив позади празднующую победу Орду.
Вскоре Гаррош продолжил претворять в жизнь свой план по захвату Калимдора. Он распорядился взять в оцепление порты Альянса, чтобы отрезать противников от внешнего мира. Теперь помощь не могла прибыть по воде, и никто не мог покинуть Калимдор. Сам же Гаррош в это время устроил пышное пиршество в Оргриммаре, которое длилось целую неделю, но далеко не все приглашенные прибыли на праздник. Бейн, Вол’джин, Фрэндис и Келантис вместе со своими отрядами остались на Колючем холме, несмотря на то, что там практически не осталось съестных припасов. Они не хотели принять факт своего участия в столь бесславной битве и не могли вернуться домой, потому что Гаррош не распустил войско и мог в любой момент объявить общий сбор для уничтожения остатков армии Альянса.

А что же произошло с Джайной? На момент взрыва она находилась в процессе телепортации, поэтому взрыв не был для нее смертельным. И все же, воздействие манабомбы не прошло бесследно - волосы Джайны поседели, а глаза стали серыми. Калесгос, переживший столкновение с пушечным ядром, отыскал правительницу Терамора и с облегчением вздохнул, увидев, что она жива. Джайна же немедленно телепортировалась обратно в город, несмотря на предупреждение дракона о том, что остаточная энергия может ей навредить.
В Тераморе Джайна увидела лишь мертвые тела, которые парили над землей в потоках тайной энергии. На глаза Джайне попались бездыханные тела Страдалицы и воинов Вариана – все они лежали у ее ног. Но самое страшное ждало Джайну впереди – ее любимая ученица Кинди тоже погибла.

Незадолго до событий в Тераморе Джайна побывала в Даларане и пообещала родителям Кинди, что будет защищать ученицу до последнего вздоха, но не сдержала обещание. И когда волшебница опустилась на колени рядом с Кинди, крохотное тельце рассыпалось в розовую пыль. Из груди Джайны вырвался пронзительный крик. Она попыталась поймать пылинки и удержать в руках то, что осталось от ученицы, но тщетно. Это было даже не убийство – Гаррош просто уничтожил целый город, наблюдая за процессом издалека.
Джайну охватила ярость. Она оглянулась по сторонам и обнаружила великолепную цель, на которой можно было выместить злость, - вдали появился отряд из тридцати орков-разведчиков. Орки увидели и узнали волшебницу, злобно оскалились и окружили ее, как волки, учуявшие легкую добычу. Впрочем, Джайну вряд ли можно было назвать добычей - с кончиков ее пальцев полились потоки льда и пламени, и через мгновение орки уже лежали на земле без чувств – все, кроме одного.

Он был серьезно ранен и пытался ползти, но Джайна подошла к нему и, взглянула ему в глаза, процедила:
- Твой народ – это бешеные псы. Вы не знаете, что такое пощада. Вы ее и не получите. Гаррош хочет крови? Я пролью столько крови, что ему и не снилось!
С этими словами Джайна вонзила в горло раненому орку осколок зеркала, который подняла неподалеку. Орк попытался откатиться в сторону, но Джайна крепко держала свою жертву, чтобы та смотрела на нее, не отрываясь, до самого конца.
Когда орк испустил последний вздох, волшебница подошла к Радужному Средоточию и скрыла его от посторонних глаз, окутав магической пеленой. Она не собиралась отдавать артефакт Калесгосу, а потому поступила точно так же, как и предыдущий вор, только на этот раз Радужное Средоточие было спрятано куда лучше.

Джайна отправилась в Даларан и попросила у Кирин-Тора помощи в планировании атаки на Оргриммар. Пока маги размышляли, она украла из библиотеки книгу, в которой описывались способы использования Радужного Средоточия. Как выяснилось, она сделала это не зря – главы Кирин-Тора понимали ее стремления, но не одобряли поступков, совершенных в припадке ярости и ненависти, а потому отказались принимать участие в атаке на Оргриммар.
Разочарованная отказом, Джайна телепортировалась в Штормград, чтобы поговорить с человеком, который разделял ее ненависть к оркам. В крепости Штормграда волшебница встретилась с Варианом Ринном и его сыном Андуином.

Ринны были рады видеть ее, но сама Джайна по-прежнему кипела от возмущения. Она предложила союзникам напасть на Оргриммар, где орки пили, праздновали и были очень уязвимы:
- Мы можем уничтожить этих зеленокожих ублюдков, всех до единого!
Речь Джайны прервал Андуин. Очевидно, ему было больно видеть, во что она превратилась. Вариан поддержал сына – предложение Джайны было нелепым. Вместо того, чтобы безрассудно нападать на Оргриммар, нужно было прорвать блокаду и тщательно спланировать атаку.
Джайна не поверила своим ушам – ей показалось, что отец и сын отвернулись от нее в самый важный момент:
- Я не знаю, что случилось с тобой, Вариан, но ты стал трусом.
С этими словами Джайна повернулась и вышла из тронного зала.

Тем временем на Колючем холме Фрэндис Фарли и Келантир Кровавый Клинок сидели в местной таверне, когда в нее внезапно вошел Малкорок в сопровождении элитных бойцов из Кор’крона. Малкорок спросил, не говорили ли Фрэндис и Келантир плохо о Гарроше за его спиной. Эльфийка и отрекшийся не признались, даже когда Малкорок процитировал точные фразы, донесенные шпионами: «жаль, Кэрн не прикончил его, когда был шанс», «Траллу следовало бы вернуться и выгнать Гарроша из Оргриммара» и «было трусливо и подло использовать бомбу в Тераморе».
Фрэндис предположил, что Малкороку не помешали бы шпионы получше. Малкорок согласился:
- Это точно. Ведь ни один из вас не сказал бы о Гарроше ничего подобного.
-Рад, что ты понимаешь это, - ответил Фрэндис.

Малкорок поднялся со своего места, пожелал собеседникам отличного вечера и вышел за дверь, Эльфийка и отрекшийся переглянулись и облегченно выдохнули, радуясь, что на этот раз им удалось избежать ареста, но радость быстро сменилась тревогой. Они заметили, что хозяин таверны вышел вслед за Малкороком, а это было нелогично, ведь в таверне оставалось еще немало посетителей, которых нужно было обслужить. Келантир и Фрэндис не сговариваясь помчались к двери, но тут в окно влетела ледяная граната, которая приковала их к месту. За ней последовали еще три гранаты, осколки которых убили всех, кто находился в таверне.

Тем временем в Штормграде король Вариан Ринн объявил общий сбор для командующих армией и флотом, чтобы обсудить атаку на Калимдор.
Собравшиеся за столом были шокированы уничтожением Терамора, но все они как один отказались следовать примеру Орды, то есть мстить ей теми же методами. Они считали поступок Гарроша неприемлемым, а эмиссар Талуун сказал, что «любой в здравом уме должен осудить подобные действия и заречься идти подобным путем». Все присутствовавшие поддержали Талууна и начали обсуждать альтернативный план.
Поначалу было предложено пустить слух о том, что первой целью для прорыва блокады станет крепость Оперенной Луны. В действительности же войска Альянса должны были атаковать порт на Темных берегах, чтобы захватить эльфийские суда, получить подкрепление и продолжить путь вокруг Калимдора.
Вариан немного изменил план. Он предложил пустить слух об атаке на Темные берега, а затем пробраться в Оргриммар и «отрубить зверю голову».

Оба плана были вполне реальными, потому что Альянсу уже удавалось пускать ложные слухи. Влиятельность и смелость Вариана сыграли свою роль, и его план был выбран в качестве основного. Флот Альянса отправился в сторону Оргриммара с целью организовать первую битву во вражеской столице.
Когда Гаррош узнал о прибытии кораблей Альянса, он совершенно обезумел от гнева. Разведка доносил ему сведения об атаке на Темные берега, поэтому все силы были брошены имнно иуда. Вождь и подумать не мог, что отчаянные люди решатся атаковать Оргриммар. Но это произошло, и Гаррошу нужно было с этим справиться.
Он отозвал воинов из крепости Северной стражи и распорядился дать отпор противникам. Четыре судна Орды противостояли десяткам суден Альянса. Первый корабль Орды пошел ко дну, приняв на себя удар корабля, которым командовал сам Вариан, но у Гарроша, разумеется, были козыри в рукаве.

Его шаманы вновь подчинили себе природные силы – на этот раз кракенов, которые уничтожали суда мощными ударами щупалец. Кракены громили корабли, глотали тех, кто падал в воду, и сеяли хаос на поле боя.
Альянс терпел поражение. Гаррош перехитрил их и заманил в ловушку, несмотря на неожиданное нападение. Корабль Вариана разломился пополам, а сам король барахтался в воде, цепляясь за обломок и выкрикивая приказы об отступлении. Услышав приказ, корабли направились прочь от берега, но кракены подплыли сзади и заперли их в бухте Острорука. Вариан проиграл этот бой и мог бы погибнуть… если бы не Джайна.

Джайна изучила книгу, украденную в Даларане, и тоже направилась к Оргриммару. Использовав Радужное Средоточие, она подчинила себе целую армию элементалей воды и хотела спустить их на Орду точно так же, как это сделал Гаррош в битве за крепость Северной Стражи. Джайна уже направила на вражескую столицу огромную волну, но услышала голос Тралла.
За несколько дней до этого шамана посетило видение, в котором Оргриммар был полностью стерт с лица земли потопом, и Тралл покинул Водоворот и явился к Джайне, чтобы предотвратить трагедию, ведь именно она устроила потоп в видении.

Тралл сказал Джайне, что понимает ее боль, но не может позволить ей убить невинных жителей Оргриммара, в том числе и детей. Джайна не прислушалась к словам шамана. Она прочла заклинание, которое сшибло Тралла с ног, и тот с ужасом понял, что волшебница не хотела на время вывести его из боя. Она хотела убить его.
К счастью, Тралл выжил. Он обратился к стихиям, призвав вихри, которые могли сдерживать огромные волны, но Джайна была слишком сильна. В одной руке она держала Радужное Средоточие, а в другой ее руке пульсировал шар тайной энергии.
- Отзови ветры, Тралл, - прокричала она. – Отзови их, или я убью тебя на месте, и ты все равно проиграешь!
- Сделай это! - прорычал в ответ Тралл. – Убей меня и отвернись от всего, что когда-то даровало тебе принципы и сострадание!

Но прежде, чем волшебница закончила читать заклинание, рядом с ней мягко приземлился Калесгос. Он давно начал подозревать, что именно Джайна забрала из Терамора Радужное Средоточие. Джайна окутала артефакт пеленой, поэтому дракон не мог знать наверняка, но он знал, что это была мощная магия, которой владеют самые опытные волшебники.
Калесгос и Тралл попытались сообща вразумить Джайну. Тралл спросил, действительно ли она хочет последовать примеру Гарроша, трусливо уничтожить Оргриммар и оставить постыдный след в истории. Джайна встряхнула головой:
- Я делаю то, что считаю нужным!
- Как Артас, убивший всех в Стратхольме? - продолжал допытываться Калесгос. – А между тем, в его сердце не было ненависти! Ты хочешь стать новым Артасом? Новым Гаррошем?

Джайна дрогнула и рухнула на землю, внезапно осознав ужасающую истину. Она решительно не хотела становиться ни Гаррошем, ни Артасом.
Волшебница медленно поднялась на ноги, по-прежнему сжимая в руке Радужное Средоточие.
- После того, что совершил Гаррош, он навсегда останется моим врагом. Как и Орда – до тех пор, пока он ее возглавляет. Я подчинила себе сотни элементалей. И я пущу их в дело!
Калесгос и Тралл заметно напряглись, но Джайна продолжила:
- Я помогу флоту Альянса. Я не буду уничтожать город - я не Гаррош. Я не буду убивать мирных жителей - я не Артас. Я сама себе хозяйка!
Тралл понял, что собиралась сделать Джайна, благодарно и почтительно поклонился ей, а потом вернулся в Водоворот и продолжил исцелять раны мира, нанесенные Смертокрылом.

Калесгос же сопроводил Джайну до Оргриммара. Приземлившись в бухте Острорука, они увидели обломки кораблей, и Джайна поняла, что если бы Тралл и Калесгос не остановили ее, она бы направила волну на свой собственный народ.
Калесгос заметил в воде Вариана, подобрал его и вознесся над полем боя, чтобы тот увидел все свысока. Ситуация переменилась -несмотря на то, кракены уничтожили большую часть кораблей Альянса, теперь они были вынуждены справляться с гигантскими волнами. Элементали Джайны терзали морских чудищ и отправляли их на дно вместе с оставшимися кораблями Орды. Уцелевшие корабли Альянса были спасены, и их было достаточно для того, чтобы прорвать блокаду.
Вариан улыбнулся и скомандовал:
- К Северной страже!
В этой битве Альянсу удалось отвоевать крепость Северной стражи и доказать несостоятельность планов Гарроша. Увидев, насколько силен вражеский флот, Вождь Орды был вынужден снять оцепление и освободить порты Альянса.
Орда не сумела полностью захватить Калимдор, и ее целостность была под угрозой.

А на этом у меня все! Если Вам понравилось это видео, то не забудьте оценить его, пописаться на мой канал и нажать на колокльчик. Спасибо за внимание. Пока.