Рождение Короля-лича (World of Warcraft: Хроники, том 3)

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
(Нет оценок)

После окончания Второй войны и поражения Орды орков планы Пылающего Легиона, который хотел ослабить Азерот для будущего вторжения, были нарушены. На самом же деле расы Азерота лишь выиграли немного времени, потому что Кил’джеден не собирался оставлять попыток поработить их мир. Повелитель демонов усвоил важный урок – Орда потерпела поражение потому, что была слишком увлечена внутренними конфликтами и предательствами, и в будущем Кил’джеден собирался учесть эту ошибку. Он обратил внимание на своего невольного союзника, который стал свидетелем орочьих междоусобиц, - Нер’зула. Открыв на Дреноре несколько порталов, Нер’зул смог воспользоваться одним из них и попал в руки Кил’джедена. Предатель долго пытал орка, пока тот наконец не начал молить о смерти, но вместо покоя и забвения Нер’зул обрел бессмертие в виде призрачной сущности, а повелители ужаса Детерок, Балтазар, Вариматрас и Мал’ганис создали для него зачарованную броню и легендарный рунный меч Ледяную Скорбь. Броня не только служила тюрьмой для души Нер’зула, но и сулила ему своего рода награду. Кил’джеден пообещал орку, что если тот будет верен Пылающему Легиону, то получит новое тело, с помощью которого сможет править Азеротом. Скорее всего, Предатель не собирался выполнять это обещание и лгал орку, справедливо полагая, что ложь сработает лучше, чем угрозы.

Последователей Нер’зула, которые прошли за ним через портал, постигла та же участь. Кил’джеден пытал их, а потом превратил в первую в своем роде нежить – личей. Так Нер’зул и другие орки не только познали вечную агонию, но и приобрели необычайную силу.

Сам бывший шаман, в частности, получил недюжинный интеллект и способность управлять мыслями других. В сравнении с этим силы, которые были у него при жизни, казались ему ничтожными. Но несмотря на невообразимую мощь, Нер’зул не захотел вечно служить Пылающему Легиону. Испытав страшные мучения, он был верен лишь себе и мечтал когда-нибудь отомстить Кил’джедену.

Кил’джеден же поделился с Нер’зулом своим планом. Он хотел, чтобы будущий Король-лич создал чуму, которая погубила бы всех жителей Азерота, и те воскресли в виде нежити, безвольной и бесконечно преданной своему хозяину – Пылающему Легиону.

Пользуясь безграничной силой, Пылающий Легион создал портал, который вел из глубин Круговерти Пустоты на заснеженные равнины Нордскола. Так Нер’зул, заключенный в зачарованную броню, ринулся с небес и впечатался в толщу льда на юге Ледяной Короны. Повелители ужаса последовали за ним – очевидно, они не доверяли орку. Они начали возводить вокруг Короля-лича укрепления, которые впоследствии стали Цитаделью Ледяной Короны.

Вскоре Нер’зул начал применять свои новые способности. Он стал посылать в разные стороны телепатические импульсы, сея ужас и панику среди тех, кто жил на этих землях. Несчастные подчинялись воле Нер’зула и были готовы служить ему. Король-лич также обнаружил представителей расы врайкулов, которые много веков назад сами пытались покорить мир варварскими методами. Узнав, что врайкулы по своей природе были очень жестокими, драконьи аспекты решили прекратить бесчинства и наложили на них заклятье, погрузив их в глубокий сон – так, чтобы они не представляли угрозы окружающему миру. Пока врайкулы спали, они не могли терзать Нордскол, но в то же время они были абсолютно беззащитны против магии Нер’зула. Приспешники Короля-лича перебили спящих врайкулов, и те пополнили армию нежити.

Примерно в это же время Нер’зул создал чуму и смог наслать ее на ближайшее поселение людей одной только силой мысли. Всего за несколько дней все люди погибли и превратились в нежить.

Нер’зул становился все сильнее и сильнее. Он не только учился применять новые способности, но и помнил о пережитых мучениях и планировал отомстить Кил’джедену и повелителям ужаса. Натрезимы были невероятно умны, но даже они не могли перехитрить Нер’зула. Их разум не мог превзойти разум Короля-лича.

Нер’зул продолжал притворяться пешкой в руках Пылающего Легиона. Он убедил своих хозяев в том, что был бесконечно им предан, а сам в это время слушал и учился. Он пытался определить сильные и слабые стороны Легиона, вычислить страхи и сомнения каждого повелителя ужаса.

Через некоторое время Нер’зул вступил в контакт с умной и сильной расой, которая могла бы усилить его армию, - нерубами. В отличие от спящих врайкулов и мирных людей, эти насекомоподобные существа не были беззащитными. Нерубы умели распознавать чуму и обладали к ней своего рода иммунитетом. А еще они умели атаковать нежить внезапно и быстро скрывались с поля боя. Командовал нерубами опытный военачальник по имени Ануб’арак. Одним словом, армия нерубов стала для Плети серьезным противником.

Нер’зул решил, что сможет поработить нерубов, взяв их измором. Насекомые не реагировали на чуму и мастерски строили подземные лабиринты, укрываясь в них в случае опасности, поэтому Нер’зул решил атаковать нерубов в открытую и не прогадал. Все вражеские солдаты, погибшие в бою, присоединялись к армии Короля-лича. Сражения продолжались несколько лет и впоследствии стали называться Войной пауков.

Предводитель нерубов Ануб’арак тоже пал под натиском нежити и подчинился Нер’зулу, но несмотря на это сумел сохранить остатки воли. Он не раз показывал Королю-личу, что презирает его, и все же не мог разорвать связь с повелителем и освободиться.

Кстати, эти события описываются в романе «Артас. Возвышение Короля-лича». Когда принц впервые встретил Ануб’арака, он отметил, что неруб, уже будучи нежитью, демонстрировал все признаки сопротивления.

Нер’зул был так впечатлен способностями нерубов и их стремлением быть свободными, что решил перенять их архитектурные принципы. Он велел нежити занять существующие зиккураты и построить новые, точно такие же, а потом с помощью магии поднял постройки в небо, чтобы те, кто в них находился, мгновенно замечали внизу малейшие признаки жизни. Вскоре все живые научились распознавать в небе зиккураты и в ужасе бежали от них прочь.

Так Король-лич получил полную власть над Нордсколом. Ему принадлежали все северные пустоши, а их обитатели были убиты или порабощены. Предатель Кил’джеден был рад такому повороту событий. Ему казалось, что эксперимент с Нер’Зулом увенчался успехом, ведь верный слуга всеми силами старался воплотить в жизнь планы Легиона. Все противники, которые отваживались сопротивляться Королю-личу, неизбежно гибли. Каждая украденная жизнь, каждый павший солдат добавляли могущества Плети, тем самым усиливая Пылающий Легион, ведь Плеть была лишь инструментом в руках демонов.

В глубине души Предатель понимал, что Нер’зулу нельзя было верить до конца, однако эредар сильно недооценивал бывшего орка и дал ему слишком много власти. Кил’джеден надеялся, что Нер’зул будет хранить верность Пылающему Легиону, чтобы получить новое тело и править Азеротом, но Король-лич планировал обмануть своих хозяев, подобрав правильный момент.

Следуя плану Кил’джедена, он постепенно набирал силу и ждал.

В то время Восточные Королевства восстанавливались после экономического и политического кризиса, вызванного вторжением Орды в Первую и Вторую войну. Недоверие и распри между лидерами Гилнеаса, Стромгарда и высших эльфов сыграли с Альянсом злую шутку. Каждый из них превыше всего заботился о собственном благе, королевства были разобщены, а Альянс в целом и не подозревал о надвигающейся угрозе. Он просто не знал о существовании Плети. Это был идеальный момент для удара.

Кил’джеден связался с Нер’зулом и приказал ему подготовить чуму, чтобы заразить ею жителей Восточных Королевств. Нер’зулу же потребовались новые союзники. В ходе войны с нерубами и Ануб’араком Король-лич сделал важный вывод. Он понял, что противники с сильной волей значительно усиливают его армию и представляют для нее огромную ценность.

Нер’зул вновь воспользовался телепатией и попытался мысленно охватить весь Азерот. Так он привлек к себе внимание тех, кто жаждал силы и был готов служить повелителю нежити.