Что, если бы Гэндальф забрал Кольцо себе? [Властелин Колец]

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки - лучшая похвала для нас!
Пожалуйста, оцените материал:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
x2

Гэндальф не отрываясь смотрел на кольцо, которое лежало на протянутой ладони Фродо. Голос хоббита становился все тише и тише, пока вовсе не исчез. Казалось, даже свет в комнате излучали только налитые огнем линии, бегущие вдоль кольца, внутри и снаружи.

Эльфийские буквы старинного начертания, отрывок из древних прекрасных песен, но слова были из наречия Мордора.

Странные чувство, будто кольцо звало его.

«Олорен… Митрандир… Гэндальф».

Конечно, Гэндальф знал, какую мощь таит этот древний артефакт, и какой силой способен наделить своего обладателя. И потому смотрел на кольцо с сомнением и опаской.

«Кто знает, быть может это знак? Может сами Валар дают мне это величайшее орудие?».

Серый странник, один из самых мудрых майар, известный как Гэндальф, был послан в Средиземье Валар, чтобы противостоять набирающему мощь Темному Владыке Саурону и не допустить гибели народов Средиземья, как это произошло с Нуменором.

 «Нет абсолютного зла. Лишь тот, кто наденет Кольцо, управляет его силой, и при помощи этой силы мы сможем навсегда остановить Саурона и превратить Средиземье в процветающий край».

Он протянул руку и голоса в голове стихли.

Тихой летней ночью Гэндальф покинул Шир. Его план заключался в том, чтобы доставить кольцо в Изенгард и собрать Заседание Белого Совета. Он был уверен, что совет Мудрых обязательно придумает, как распорядиться силой Кольца во благо и уничтожить Саурона, раз и навсегда.

Однако путешествие Гэндальфа затянулось, и сила Кольца уже начала отравлять его разум. Когда же он встретился с Саруманом, то понял, что некогда сильнейший из Истари, его верный друг и глава Ордена уже искушен лживыми обещаниями Саурона. Гэндальф чувствовал, что в словах Сарумана сквозит вероломство, уж слишком настойчиво Белый маг предлагал решить вопрос, не созывая Совет Мудрых.

Саруман требовал отдать ему власть над Кольцом, и использовал свою силу, чтобы заставить Гэндальфа преклонить колено.

«Мой друг, мы долгие годы служили одной цели и преуспели во многом, однако здесь наши пути разойдутся, у Кольца может быть только один хозяин, пришло время тебе вернуться в Валинор...».

Внезапно Саруман покачнулся, будто получил пощечину, и замолчал. Гэндальф стоял, озаряемый ярким оранжевым светом. Нарья, кольцо Огня, дарованное Гэндальфу перед войной с Сауроном, многократно усилилось от Единого Кольца и наделило своего обладателя невероятной мощью. Казалось, Гэндальф с трудом удерживает дар Кольца, чтобы не взорваться от переполняющей его энергии.

«Нет, мой друг, ты ошибаешься, эти два Кольца проделали долгий путь, чтобы попасть в мои руки».

Нестерпимый свет, окружающий Гендальфа все разрастался, пока не превратился в обжигающее пламя, стремившееся обнять Сарумана. Белый маг в ужасе пятился назад, пытаясь спастись.

«Тебе неведомо, какие силы переполняют меня, и твои жалкие попытки противостоять мне смешны, но не опасны. Твой посох сломан. Я изгоняю тебя из Белого совета за предательство. Отныне я возглавлю Совет Мудрых и орден Истари, будь уверен, Олорин принесет мир в эти земли и исполнит волю Валар. Прощай, мой друг».

С этими словами Гэндальф подтолкнул обугленное тело своего бывшего союзника к краю башни.

Саруман не мог так просто погибнуть, в этом Гэндальф не сомневался, однако последнее что он видел – кроваво-красные глаза, с ненавистью глядевшие на него. Орки нашли своего искалеченного господина в пустошах и не дали ему умереть, но Саруману непросто будет собрать свою силу по крупицам, сколь бы могущественным он ни был. Вздохнув, Гэндальф оглядел свои новые владения. Изенгард, одна из неприступных людских крепостей, гордость Гондора . Гэндальфу предстояла огромная работа, объединить людей на западе, чтобы отразить атаку Саурона с наименьшими потерями, к тому же Темный Властелин уже знал где находится кольцо.

Несмотря на возросшую силу, Гэндальф чувствовал, как его неумолимо тянет к Палантиру. Владелец этого волшебного камня, обладающий достаточной волей, мог увидеть события, происходящие в любой точке мира, а сильнейшие маги вполне способны заглянуть и в будущее. Словно зачарованный, Гэндальф с ужасом наблюдал, то произойдет, если он лишится Единого кольца. Назгулы блуждают по живописным просторам Шира, сея мрак и разрушение, Белое Древо охвачено пламенем, города Запада пали, правители великих народов охвачены безумием, люди в ужасе бегут из собственных домов. А он, Гэндальф, величайший чародей, призванный защитить Средиземье, ничем не смог им помочь.

Кольцо Всевластия уже запустило свои лживые нити в сознание Гэндальфа, убедив его в том, что отдавать столь могущественный артефакт нельзя и это дар судьбы, что Кольцо попало именно в его руки.

Гэндальф отмахнулся от навязчивых мыслей.

«Я не должен повторить судьбы Сарумана, позволив Саурону совратить меня, но сначала нужно созвать Совет и решить, что делать дальше».

Путь его лежал на Север, в Ривенделл.

На совете присутствовали мудрейшие правители Средиземья. Элронд, знаменосец Гиль-Галада, владыка Ривенделла, сразу же предложил Гэндальфу не искушаться иллюзией кольца и уничтожить его там, где оно и было выковано – в жерле вулкана в Мордоре.

Однако Гэндальф, одержимый идеей использовать величайшую силу во благо, отверг это предложение. Глупо пренебрегать такой возможностью спасти Средиземье, а уничтожить кольцо никогда не поздно.

Единственным, кто поддержал столь амбициозные планы Гэндальфа, оказался Боромир, старший сын наместника Гондора, также неистово желавший спасти свой народ любой ценой.

Однако для тех, кто знал Гэндальфа не первый день, не укрылись странные нотки в его голосе. Непривычная порывистость и категоричность мага насторожила членов Совета, поведение и яростный блеск в глазах Гэндальфа напоминали Мелькора.

Арагорн, присутствовавший на совете, встретил мрачный взгляд Элронда, они оба понимали, что происходит с Гэндальфом, и что его нужно остановить. Под покровом ночи, Арагорн, используя все свои навыки следопыта, попытался выкрасть одно из колец Серого мага, пока Элронд погрузил Гэндальфа в глубокий сон.

Но Арагорн с Элрондом не знали, что Единое кольцо обладает собственной волей и неразрывно связано со своим господином. Саурон тут же узнал, что затевается что-то не входящее в его планы и Кольцо разбудило Гэндальфа. Серый маг уже понял, что друзей у него не осталось, отныне он ждет лишь предательства от окружающих.

От Элронда осталась лишь горстка пепла, Гэндальф испепелил его на месте, а Арагорна, Гимли, Леголаса и Боромира взял в заложники.

Остальные члены Белого совета погибли в пламени, охватившем Ривенделл глубокой ночью, когда Гэндальф со спутниками покинули город на спине огромного орла. Единственные, кто пока не успел навлечь на себя гнев одержимого идеей предательства Гэндальфа, были хоббиты из Шира, и потому Бильбо отправился домой в целости и сохранности.

Однако Гэндальф быстро осознал, что в одиночку противостоять злу гораздо сложнее, чем он рассчитывал, а предательства можно ожидать от кого угодно. Послушные и пресмыкающиеся орки более не казались ему такой уж отвратительной компанией, и Гэндальф продолжил эксперименты Сарумана по выведению более выносливых и сильных особей.

Со временем Серому магу удалось присоединить к своей разрастающейся армии всех людей Севера. Невероятная сила Кольца позволила Гэндальфу без особых усилий склонить на свою сторону всех, кроме Рохана. Людей охватывал страх при виде огромной армии орков, однако гордые всадники с недоверием отнеслись к фанатичному заявлению Гэндальфа о том, что необходимо объединяться и предпочли остаться обособленными.

Гэндальфа серьезно оскорбило неповиновение Рохана и в слепой погоне за своей, как ему все еще казалось, благой целью, он решил заполучить куда более сильного союзника, а не завоевывать Рохан силами орков.

Когда мощь Саурона была еще велика, многих из майар привлекло его могущество, и они поверили его лживым обещаниям, соблазнились иллюзорными дарами и были обречены навечно принять облик ужасных огненных демонов.

Последний из них скрывался в Мории, о чем знали немногие, в том числе и Гэндальф. С помощью Единого кольца магу не составило труда подчинить Балрога своей воле.

Едва ли люди видели что-либо ужаснее этого зрелища, когда Гэндальф явился на закате в сопровождении пылающего монстра. И тогда Гэндальф воззвал к людям Рохана. И голос его был мрачен и спокоен.

«Смотрите на вашего Короля. Его рассудок давно утерян и ему нет более дела до ваших судеб. Я не вижу чести в том, чтобы сражаться с вами и бесславно убивать тех, кто не способен дать отпор. Присоединяйтесь к моей армии и вместе мы пройдем к Черным Вратам и сокрушим нашего общего врага. Вместе мы построим лучший мир».

Ранее Гэндальф уже демонстрировал мощь пламени, которым владел, неподалеку от лесов Фангорна, чтобы склонить на свою сторону тех немногих энтов, которые остались к Третьей эпохе.

К этому времени за спиной Гэндальфа стояла огромная армия из тысяч людей, орков и энтов, к тому же на его стороне были Балрог и могучие летающие орлы. Какой был смысл ждать и бояться, когда за плечами такая сила? Народы Средиземья выступили в поход на Мордор.

Бой был неравным. Те немногие орки Саурона, защищавшие Черные Врата, выглядели просто кучкой испуганных детей перед лицом армии Гэндальфа. Врата пали под натиском объединенных страхом и магией народов Средиземья. Мордор был взят, безоговорочно и решительно. Темный Властелин вновь исчез, немногие выжившие приспешники Саурона разбежались по горным хребтам, чтобы быть пойманными и убитыми. Гэндальф понимал, что это то, что объединило Средиземье – победа над армией Саурона. Враг был повержен. Серый маг устало смотрел на разоренные истерзанные земли, залитые кровью. Все, чего хотелось его изможденному разуму - выкурить трубку на живописном склоне Шира в компании своих друзей хоббитов. Память услужливо игнорировала здравый смысл, призывающий немедленно бросить Кольцо в жерло вулкана. Это успеется, решить судьбу кольца никогда не поздно.

Оставив своих пленников в Изенгарде, Гэндальф направился в Шир, и вот, спустя 14 месяцев с того момента как Фродо отдал ему Кольцо, Гэндальф вновь оказался на пороге такого знакомого дома Фродо и Бильбо. С усталой улыбкой маг склонил голову и вошел в дом, поприветствовать хозяев. Но встретила его напряженная тишина, из полумрака на него встревоженно глядели Фродо и Бильбо, некогда жизнерадостные хоббиты, всегда горячо приветствовавшие старого доброго друга смотрели на него со страхом. Хоббиты ждали когда новый правитель решит их судьбу.

То немногое человеческое, что теплилось в душе Гэндальфа, тоскливо сжалось при взгляде на напуганных и затравленных хоббитов, и маг решил собрать представителей всех народов Средиземья, чтобы дать им покровительство и помочь в восстановлении когда-то процветающего края. Он забрал Бильбо и Фродо с собой в Изенгард.

Гэндальфа вполне устраивал небольшой отдых, длиной пару-тройку десятилетий, прежде чем отправиться в путь дальше. Он мог бы наблюдать за возрождающимся Средиземьем и крепнущей любовью к нему, защитнику угнетенных, рано или поздно страх должен был пройти. И вместе с тем гнев разгорался внутри Гэндальфа.

«Как эти смертные могут не понимать, что все это было ради общей великой цели. И наш путь еще не закончен».

Едва ли Гэндальф мог злиться на хоббитов по-настоящему, скорее как на непослушных детей, которым вечно приходится все по 100 раз повторять и оберегать от опасности. Но придет время и эти дети должны встать за него. Чтобы собрать величайшую армию, использовать все силы и знания, так, кстати, оказавшиеся под рукой благодаря Кольцу. Чтобы отстроить флот, которого еще никто не видывал, и отправиться в Валинор. Захватить все то, что так несправедливо доступно лишь избранным, пошатнуть и свергнуть безоговорочную власть Валар. Ведь это будет справедливо?

По прибытию в Изенгард Гэндальф будто кожей почувствовал напряжение в воздухе. Его пленники исчезли. Оставив Фродо и Бильбо на вершине Ортанк, маг устремил свой взор в поисках беглецов, но видимо магия эльфов укрыла их от его бдительного взгляда. Гэндальф выругался и устало прикрыл глаза.

«Они тоже ничего не понимают…».

Спустя мгновение, Гэндальф ощутил, что он больше не один. Перед ним стояли все его пленники. Все представители народов Средиземья, Арагорн, Леголас, Гимли, Галадриель, Глорфиндель, а также его любимые хоббиты.

Эльфы умоляли отказаться от этих безумных планов, мужчины воины настороженно держались за рукояти мечей, пытливо вглядываясь в глаза мага, в поисках того Гэндальфа, которого они все знали и любили.

Тихая ярость разгоралась внутри Гэндальфа. Медленно окинув взглядом объединившихся против него старых друзей, он начал говорить. Сначала тихо и размеренно, но с каждым словом ему было все сложнее сдерживать гнев.

«Я дал вам слишком много шансов. Гораздо больше, чем я дал их Саруману. Я думал, что предательство – самое страшное, что может произойти, но это ничто по сравнению с той болью, которую вы причиняете мне сейчас. Вы навсегда будете изгнаны из этого мира. Мира, который воцарился благодаря мне».

В считанные мгновения яркое пламя вспыхнуло где-то в самом сердце Мордора. Глаза Гэндальфа яростно блеснули и погасли. Он молчаливо взирал на горстки пепла, оставшиеся на том месте, где еще несколько секунд назад стояли его друзья. Тех, кого он считал друзьями.

Он ненавидел их, себя и ненавидел Кольцо за то, что оно сделало с ним. Но вместе с тем знал, что пути назад нет, и те видения из Палантира, посланные Сауроном, были иллюзией, лишь одной стороной медали.

Люди бежали в ужасе, как и было в видениях, правители сошли с ума и исчезли.

Белому древу Гондора было суждено сгореть, потому что больше Гондора не существует. С этих земель хватит восстаний, крови и жертв. В Средиземье не будет новых правителей кроме мага на вершине башни, который терпеливо ждет, пока его подданные окрепнут и будут готовы выступить на Запад. Наступило затишье перед новой эпохой Средиземья.

  • Алексей Грибалев

    каждому гендальфу в жопу по пендальфу

Комментарии для сайта Cackle